Профессор Жданов В. Г. Правда и ложь об алкоголе. 1984 г.

— Лекция подготовлена по материалам Советской районной организации общества «Звание» (г. Новосибирска) председателем районной организации общества «Знание» Загоруйко Николаем Григорьевичем.

Лекцию читает научный сотрудник Института автоматики и электрометрии, лектор общества «Знание» Жданов Владимир Георгиевич.

— Здесь, товарищи, немножко не совсем точно меня представили, т.е. эта лекция не подготовлена профессором Загоруйко. (Смех в зале). Она, в общем-то, лекция подготовлена, по-видимому, у нас большим соавторским коллективом.

Я вообще не специалист в области пьянства и алкоголизма был до сих пор, но вот, где-то в октябре месяце прошлого года мне и моим товарищам в Институте автоматики на глаза случайно попался доклад академика Академии медицинских наук Углова, который называется «Медицинские и социальные последствия употребления алкоголя». Этот доклад был прочитан на Всесоюзной конференции по борьбе с алкоголизмом в г. Дзержинске в 1981 г.

Ну, честно говоря, нас этот доклад просто потряс. Мы давно подозревали, что у нас что-то неладно в стране с этой самой алкогольной проблемой, но что вот так вот неладно, мы даже и предполагать не могли. Поначалу решили, что это какая-то фальшивка. Проверили все цифры, все цифры оказались правильные. Тогда и дух доклада показался нам единственно правильным и возможным. Это стимулировала наш дальнейший интерес к проблеме. Мы провели своё небольшое научное исследование в этой области. Пригласили академика Углова в Новосибирск. Он был в декабре месяце 9 дней. Прочитал несколько лекций в городе и в области. Я, по поручению Дома Учёных, сопровождал академика Углова на всех лекциях. И вот, собственно говоря, то, что я услыхал от Углова, то, что мы сами разыскали, я сегодня вам и расскажу всё это под названием «Правда и ложь об алкоголе». Почему мы так назвали эту лекцию, вам, в общем, сразу станет, практически, ясно.

Русскую интеллигенцию всегда мучило три сакраментальных вопроса:

«Что происходит?»,

«Кто виноват?» и

«Что делать?».

На наш взгляд, все эти три вопроса сейчас в своей ужасающей остроте, встали по отношению к алкогольной проблеме в нашей стране. На все эти три вопроса я попытаюсь вам, как умею, дать ответы.

Итак, что происходит?

Происходит следующая картина.

Вот на этом графике изображено душевое потребление алкоголя в России и СССР с 1900 по 1980 г. Здесь — отложены годы, здесь — литры абсолютного алкоголя на душу населения в год. Литр абсолютного алкоголя — это литр 100 % спирта. Он равен 2,5 литрам водки и все «алкогольсодержащие напитки» пересчитываются в этот обобщающий показатель.

Итак, что же происходит?

1905-й год. «Пьяная царская Россия». Мы с вами пили 3,5 литра на душу населения, в год.

1910-й год — 3,6 литра.

К 14-му году производство и потребление алкоголя в России резко подскочило, и мы вышли в 14-ом году на уровень 4,7 литра.

В 1914-ом году в вашей стране, как известно, был принят «сухой закон» и производство и потребление алкоголя упало практически до нуля. «Сухой закон» существовал в нашей стране 11 лет и был отменён только после смерти В.И.Ленина в 1925 году.

Уже в конце 25-го года мы вышли на уровень 0,9 литра абсолютного алкоголя.

Далее потребление алкоголя потихоньку росло и в 40-ом, предвоенном году мы имели 1,9 литра.

Во время войны производство и потребление алкоголя резко упали. Мы данных не нашли. Да их, собственно, в войну никто и не вёл. Ясно одно, что большинство винокуренных заводов нашей страны были закрыты, и мы вышли на уровень 40 года только в 1952 г.

И вот, товарищи, начиная где-то с конца 50-х годов в нашей стране с алкоголем начало твориться что-то совершенно невообразимое. За каких-то 20 с небольшим лет мы с вами выскочили на уровень производства алкоголя 10,8 л абсолютного алкоголя на душу населения в год в 1980 г., превысив в 80-ом году среднемировой уровень потребления в пьющих странах почти в 2,5 раза!

Мы люди научные, мы построили этот график, приложили вот так вот линеечку сюда и у нас получилась идеальная прямая. Она пересекла ось времени в районе где-то 53-го года. И мы решили посмотреть, а куда же, к каким высотам нас ведёт эта прямая, т.е. к чему же мы стремимся? Мы проведи её так это вверх и получили, что стремимся мы в 2000-ом году — это прямая нас стремится вывести — на уровень потребления алкоголя где-то в районе 20 литров на душу населения в год.

Мы решили посмотреть, что же у нас было в прошедшем, в 1983 году?

Надёжных статистических данных пока нет, ничего радикального в стране за эти годы не произошло в борьбе с алкоголизмом, разве что впервые в истории нашей страны в 83 году была понижена, фактически, цена на водку — появилась дешёвая водка по 4,70 и были снижены вдвое расценки в ресторанах.

В 83-м году мы получили 12 литров абсолютного алкоголя на душу населения.

Что это такое?

Это, товарищи, 30 л водки. Это значит, в прошедшем, 1983 году на каждого советского человека, — я подчеркиваю, — на каждого советского человека, и на младенца, только что родившегося, и на преклонную старушку, и на непьющего мусульманина, и бедного пьющего христианина, — в нашей стране в магазинах в течение года было выставлено на каждую эту душу по 60 бутылок водки. Вся эта водка была выкуплена и всё это море водки было вы-пи-то.

И если мы, товарищи, за себя и за своих детей, я надеюсь, эту водку не выкупили и не выпили, то за нас это с большим успехом сделала наша сибирская деревня. В нашей сибирской деревне, товарищи, началась алкогольная разруха. Я хорошо знаю жизнь деревни — я сам из деревни. Огромное у нас количество в Сибири деревень, где пьют абсолютно все: начиная от председателей и кончая последними конюхами.

Женщины пьют. Дети уже начали пить.

По оценкам Всемирной организации здравоохранения, в нашей стране в 80-ом году было около 40 млн. алкоголиков и пьяниц. Это, практически, каждый 7 житель нашей страны. Мы решили посмотреть, а к каким же высотам по алкоголикам и пьяницам-то мы идём? То есть, к чему мы выйдем в 2000-ом году?

И мы получили простую оценку: на уровень 80 млн. алкоголиков и пьяниц в 2000 году.

Это, товарищи, примерно 60 % всего взрослого трудоспособного населенна нашей страны.

Когда мы построили эти графики и сделали простейшие оценки, я, честно говоря, две ночи просто не мог заснуть. Товарищи, с нами никто не собирается воевать. Вот это мы все ясно себе должны, чётко отдавать отчёт. Все эти разговоры о «першингах», вся эта напряжённость — это, товарищи, блеф просто. Самый настоящий блеф. Зачем с нами воевать, если мы через 15 лет просто рассыплемся как суверенное государство?! Государство, в котором больше половины взрослых людей алкоголики, и пьяницы оно, не то что оборонить, оно просто будет недееспособно! Эта разруха, которая началась в деревнях, она уже входит в нас, вползает в город?!..

…Самым страшным итогом этого 20-летнего пьяного безумия, — иначе довольно трудно охарактеризовать этот период нашей истории, — является то, что наблюдается страшно прогрессирующее вырождение нашего народа. И, в первую очередь, русской нации, потому что среди русских пьянство приняло просто размер национального бедствия. Вот здесь вот, коричневыми точками показан коэффициент популяционной деградации нашего народа. Это — процент школьников, которые учатся в школах для дебильных детей. Мы взяли эти данные из справочника «Народное образование и культура в СССР», построили и сдвинули относительно нашей «веселой» питейной прямой на 13 лет назад. Почему именно на 13 лет? Вот мы с вами пьём-веселимся, через год мы родили пьяного весёлого ребёночка, через 8 лет мы его отвели в школу-интернат для дебилов, где его начнут учить говорить, держать ложку, одеваться и т.д. Ещё 8 лет он в этой школе. Потом камнем ляжет на нашу шею. Итого в среднем 13 лет со дня зачатия.

Вы посмотрите, с каким ужасающим постоянством этот график дебилов отражает все нюансы нашей питейной весёлой кривой!

Вот, перед вами: пить, стали больше — процент дебилов растёт, в войну пьём меньше — дебилы падают и после войны — пошло-поехало… И последние данные относятся к 74-му году. В 75-ом году эти данные засекретили. Они нас, товарищи, очень страшно дискредитируют…

У нас, 26-го января вот, здесь, рядом — областное общество «Знание» в Доме совнархоза проводило областной семинар по антиалкогольной пропаганде. 26 января. И вот, на этом семинаре доцент педагогического института Леонид Яковлевич Меерович сообщил просто страшные данные. По данным Академии Педагогических наук в 82-ом году в нашей стране 3,5% родившихся детей имели тяжелые отклонения в физическом и психическом развитии. Это дети-уроды, детишки, рождающиеся без ручек, без ножек, без половых органов, бог знает без чего, без, ра-зу-ма. И 13% родившихся детей имели отклонения средней тяжести. Итого, 16,5% родившихся в 82 году детей у нас были ненормальные.

Вот какой ценой мы с вами платим за вот эти вот наши алкогольные утехи.

Надо, товарищи, ясно понимать, что дебил и умный это не два полюса родившихся детей. Рождаются: дебил, полудебил, четверть дебил, дурак, полудурок, полуумный и умный. И весь этот спектр до умного — это дети пьющих родителей. Это не дети пьяниц и алкоголиков. Это дети нормально пьющих родителей.

Нас долго уверяли, чаю алкоголь держите я в крови двое суток. В крови — да, двое суток, но в организме-то от 8 до 20 суток! Согласно последним научным исследованиям. Разрушая всё в организме и, прежде всего, мозг и органы размножения человека.

Мы, товарищи, уже сегодня с вами нарожали дебильных детей столько, если мы даже сегодня введём «сухой закон», у нас и вами в 93-м году 15% школьников будут сидеть в этих самых уродских школах.

По данным академика Углова, которые он привёл на одной из своих лекций, в 60-ом году, когда мы только начинали с вами пить, в Октябрьском районе города Ленинграда, где он живёт, не было ни одной школы для дебильных детей. Сейчас — 4. В Вологодской области было 2 школы на всю область, сейчас — 18. В Донецкой было — 4, сейчас — 38! И т.д. У нас в Академгородке уже открыли вторую… Причём, товарищи, эти школы не вмещают всех желающих.

У меня: дочь учится в Академгородке в нормальной средней советской школе. У них есть в школе мальчик, который на уроке может взять встать и отматерить учительницу, а половина класса при этом: гы-гы-гы! Весело хохочет… Я вас спрашиваю, это что нормальные дети?.. Я сменил шесть! школ за своё время, когда я учился, я даже представить такого не могу.

Это, товарищи, дети пьющих родителей. Пьянство родителей вот так вот сказалось на психическом развитии детей. Это, так сказать, наша прогрессирующая деградация нации и она, товарищи, видна уже совершенно невооружённым глазом.

Я сам родился в деревне. В Алтайском крае. Я вам сейчас могу назвать десяток моих односельчан-одногодков, которые стали, как и я, научными работниками, врачами, инженерами, учителями ж т.д. Так вот, за последние три года из моей родной деревни ни один мальчик даже не пытался поступать в вуз. В тюрьму попало несколько человек, в вуз — ни один даже не пытался.

Я со всей ответственностью могу заявить, что этот живительный родник, которым десятилетиями питал нашу русскую интеллигенцию, он просто отравлен водкой.

Из деревни Сростки, которая недалеко от нас, никогда больше, уверяю вас, не вырастет второй Шукшин. Потому что этот родник тоже отравлен водкой.

Вне всякого сомнения, товарищи, что это идущее вырождение нашего народа — это самая страшная трагедий за всю его многотысячелетнюю историю. Были у нас в истории трагедии. Были войны страшные, были моры, эпидемии, головы секли, но ведь нарождалось же здоровое потомство… Ведь эти дети шли дальше отцов — несли нашу славу! Мы-то кого сейчас после себя оставим?!..

По причинам, связанным с алкоголем, в нашей стране сейчас, в последние годы ежегодно погибает более 1,5 млн. человек. Это, примерно, 13 атомных хиросимских бомб в виде винца-пивца и водочки скидывается, на нашу страну ежегодно.

Не верится, вроде?

Мне тоже не верилось.

И вообще, скажите, откуда этот такой бородатый лектор на нашу голову свалился? Вроде жили спокойно, ничего не знали, и знать не хотели?.. Вот, товарищи, скромная книжечка «СССР в цифрах: в 1981 году». Каждый год выходит в издательстве «ЦСУ СТСССР». В вашей библиотеке их, наверняка, десяток штук за разные годы лежит. Открываем эту книжечку на 178-ой странице. Читаем:

«Рост продажи товаров народного потребления в государственной и кооперативной торговле, включая общественное питание».

Смотрим, все у нас растет! Мясо растет, рыба, масло, маргарин, сахар — все выросло!

Последняя графа:

«Алкогольные изделия».

Читаем:

«40-й год — 1; 65-й — 2,8; 70-й — 4,4; 75-й — 6,0; 80-й — 7,8 раза».

За эти 40 лет производство алкоголя в нашей стране возросло почти в 8 раз, население же выросло всего на 35%. Если взять отношение к 50-му году, то рост будет ещё более стремительным.

Открываем следующую страничку — 20 — этого же справочника.

Читаем:

«Рождаемость, смертность и естественный прирост населения СССР».

Читаем, в 60-м году, когда мы только начинали с вами пить, у нас на 1000 чел. населения родилось 25 детей. В 80-м, на эту же 1000, родилось 18, из них 3 дебилов. 15 — итого.

У нас с вами рождаемость за эти 20 лет сократилась на 25%.

Ну, ладно, «рождаемость» — все у нас умные, говорят, люди просто лениться стали. Посмотрим вторую графу — «смертность».

У нас с вами в 60-м году, когда мы только начинали пить, в этом году у нас умерло 7 человек на 1000, а в 80-м году — 10,3.

У нас с вами за эти 20 пьяных лет смертность возросла на 47%.

Товарищи, у нас в стране работает каждый 4-й врач мира! У нас все показатели должны бы были вырасти. И у нас сейчас смертность в 1,5 раза выше, чем в непьющем и неграмотном Китае!..

Если мы посмотрим статистические данные по союзным республикам, то там ситуация просто катастрофическая. Шесть республик у нас пьющих — это 3 Прибалтийских и 3 славянских. В этих республиках самая низкая рождаемость — на уровне 15 человек на тысячу — и самая высокая смертность — на уровне 11 человек на тысячу. А в этих Среднеазиатских республиках рождаемость всюду за 30, а смертность — меньше 6. Это к вопросу о том, не преувеличиваю ли я здесь роль алкоголя в нашей статистике.

Почему же люда пьют?..

Почему же люди пьют? — вопрос, вообще говоря, резонный: ну, все же знают, что это плохо, все же знают, что это вредно, нельзя, — тем не менее, все же, — пьют?!

Так вот, академик Углов в своей лекции на этот вопрос дал четкий и ясный ответ: во все века распространение алкоголя держалось на лжи об алкоголе, на лжи, которую сознательно распространяли виноделы, виноторговцы и правящие эксплуататорские классы. Как только люди узнают правду об алкоголе, они тут же бросают пить. У нас сейчас в Академгородке идёт стихийный отказ населения от употребления «алкогольных напитков». Тысячи людей просто бросили совсем и навсегда пить. Люди узнали правду об алкоголе после лекции академика Углова, после той пропагандистской кампании, которая у нас, в общем-то, небольшая была проведена.

Что же такое алкоголь?

Ну, вопрос, вроде, может показаться совсем глупым. Вон, спирт, водочка, винцо, пивцо — сколько хочешь! Хоть залейся-запейся. Без всяких ограничений.

Ещё, товарищи, в 75 -м году 28-я сессия Всемирной организации здравоохранения официально признала алкоголь наркотиком, разрушающим человеческое здоровье. Алкоголь точно такой же наркотик, как гашиш, морфий, марихуана, героин и т.д., а в некотором смысле ещё более коварный. У нас же он до сих пор, до сегодняшнего дня идёт по графе «пищевые продукты».

Нет, практически, в человеческом организме такого органа, который не разрушался бы алкоголем, но почти никто не знает, что в первую очередь и самые страшные изменения наступают в человеческом мозгу. Потому что именно в мозгу этот алкогольный наркотический яд имеет особенность накапливаться. Вот, в газете «Неделя» №-8 за этот год вышла прекрасная статья доктора медицины Владимира Коновалова. Называется «Путь к беспамятству». Послушайте, что пишет доктор Коновалов:

«Посудите сами: более 30% принятого алкоголя задерживается нервными клетками мозга, а они, в свою очередь, составляют всего около 2% от веса тела. Вот какая чудовищная алкогольная нагрузка ложится на маленький объем живой ткани и какой ткани! Чем больше выпито „алкогольных напитков“ и чем они крепче, тем пагубнее их влияние на мозг и одну из важнейших функций мозга — память».

Товарищи, выпитая кружечка пивца или стакан вина начинают приводить в человеческом мозгу к катастрофе: начинают разрушаться клетки головного мозга — нейроны. Причем, механизм этого разрушения тоже уже давным-давно известен. Мы его просто не знаем. Дело в том, что человек рождается с 15-ю миллиардами нервных клеток. Это клетки, которые в отличие от других клеток не возобновляются. Они просто погибают безвозвратно. Каждую клетку питает свой капилляр. Кислородом. Диаметр капилляра настолько маленький, что в него красные кровяные тельца могут проходить только в один ряд. Так вот, реакция крови на алкоголь, на этот яд, такая, что эритроциты начинают склеиваться в группы — по 3-4-5 штук. И вот, эта склейка подходит к основанию капилляра мозговой клетки — нейрона, закупоривает его, 7-10 минут и клетка безвозвратно помирает. Погибает. Как пишет доктор Коновалов, после любой, умеренной, выпитой дозы в мозгу наблюдается до сотен тысяч, сотни тысяч погибающих нервных клеток, которые дезорганизуют работу мозга.

Причем, товарищи, разрушается не подкорковая часть мозга, а именно кора головного мозга — самая главная часть головного мозга, та, где происходит вся мыслительная деятельность человека, та, где заложено его творчество, его память, его нравственность. Именно вот эти самые тончайшие функции головного мозга разрушаются в самую первую очередь. В народе давным-давно замечено: первое, что пропивает пьяница, это не штаны. Он пропивает стыд и совесть. А ведь стыд для русского человека во все века был просто основой его нравственности. Я, почему не ворую? А потому что мне стыдно. Я, почему другому человеку дурного не делаю? А потому, что мне стыдно. Так вот, у пьяницы, у людей, употребляющих алкоголь, этот важнейший нравственный корректив — стыд, важнейший нравственный тормоз разрушается в самую первую очередь. Пьяницу, его же стыдить бесполезно, потому, что у него нет этих нервных клеток — они убиты алкоголем. Клеток, которые отвечают за этот самый стыд. При вскрытии «умеренно пьющих» людей, попавших под колеса автомобиля, вскрывая головной мозг, врачи видят абсолютно одинаковую клиническую картину: явление сморщенного мозга. Сморщенного мозга. Вся поверхность испещрена язвочками — это структура мозга, разрушенного алкоголем. А когда вскрывают погибших от алкогольных отравлений алкоголиков, врачи не столько поражаются, как разрушен мозг, их удивляет то, как человек с: таким мозгом ещё мог жить.

Таким образом, товарищи, алкоголь это самое мощнейшее средство лишения человека разума, а если начал пить какой-то народ, значит, лишить разума весь этот самый народ.

Я ещё раз подчеркиваю: разрушается кора головного мозга — тот отдел, который и отличает человека от животного. В результате употребления алкоголя, человек медленно, но неумолимо превращается в двуногую рабочую скотину. Он превращается в алкогольного наркомана, у которого нет никаких других потребностей, как только употреблять этот наркотик, да все больше, больше и больше. Он кое-как до обеда работает с единственной мыслью: напиться и забыться.

Можно ли жить без алкоголя?

Вопрос делено не праздный. Мы открываем «Литературную газету» и читаем: алкоголь это тень человечества и как с тенью любой с ним человечество не расстанется. Это, товарищи, ложь. Миллионы мусульман тысячелетия живут без алкоголя и ничего, кроме хорошего, от этого не видят. Аятолла Хомейни, придя к власти в Иране, одним, из законопроектов первых: за появление в нетрезвом виде — 60 ударов палкой. Это почти смертельная доза. И направлен был этот закон против американцев, которые стремились развратить и споить бедный иранский народ.

У нас в сельских районах Эстонии, где народ, как говорится, пьёт «по черному», количеств о дебильных школьников в школах с 60-го по 70-й год возросло в 9 раз. За 10 лет. А в сельских районах Туркмении, где народ, вообще не пьёт алкоголя, таких школ до сих пор нет.

Ну, ладно, говорят, водку, оно, конечно, пить вредно — тут никто вас уверять не, будет ни в чём, но, скажем, винцо — так оно вроде как безвредно, а сухое, так оно вообще полезно?!..

Мы открываем «Советскую Сибирь» за ноябрь месяц, где я читал — глазам не верил: «Токайский бальзам». Да сколько в этом бальзаме витаминов, сколько там ферментов!.. Ну, надо быть круглым дураком, чтобы тут же не бежать, не покупать его и не пить!..

Но ведь это же, товарищи, тоже ложь. Как может быть полезно или, хотя бы безвредно сухое вино, если в его состав входит такой страшнейший наркотический яд, как алкоголь?!..

В мире есть две страны, которые пьют только сухие виноградные вина и только сухие виноградные вина высочайшего качества — это Франция и Италия. Так вот, вплоть до недавнего времени эти две страны шли на устойчиво первом месте по проценту алкоголиков, по проценту смертей на почве алкоголя и по проценту дебильных детей. Мы, по-видимому, вот только-только у них эту «пальму первенства» отобрали, а мы уже можем читать, что сухое вино вообще безвредно, полезно — пейте на здоровье!..

В последние годы в общественное сознание внедряется исключительно вредный стереотип такого сорта, что ищи, дескать, русские это извечные горькие пьяницы, что пьянство это такая вот русская удаль, что это добрая старая русская традиция — вот, взять так это тазиком из бочки зачерпнуть, выпить да на ногах устоять, да всех врагов победить. Есть даже разговоры такие: «у русских это в крови». Есть даже разговоры: «у них это в генах», «они все пропились, они помрут все с этой водкой».

Товарищи, такие разговоры это не что иное, как грязная клевета, на русский народ. Мы с вами пьяницами стали только в последние 20 лет. Вплоть до 60 года мы были самым непьющим народом из всех пьющих. Вплоть до 60-го года мы пили меньше финнов, меньше шведов, англичан, американцев, итальянцев и французов. Пьянка никогда не была доброй русской традицией! Я ещё к этому вернусь и об этом скажу.

Алкоголь и экономика.

Вопрос — сложный. И интересный. Нам наши противники, вернее не наши противники, а противники отрезвления нашего народа заявляют так: ну, ладно, все, что вы там говорите, это хорошо, но ведь государству-то выгодно продавать водочку? А раз государству выгодно продавать водочку, значит, оно продавало, и будет продавать. Вы хоть, там у себя, лбы разбейте…

Товарищи, это мнение о том, что государству выгодно продавать алкоголь, это просто какая-то чудовищная глупость, которая у нас сейчас возведена в ранг веры. Причём, эту глупость говорит моя дочь-семиклассница, приходя из школы и эту же глупость повторяют некоторые наши академики с высокой трибуны.

Когда с этим вопросом детально разберёшься, ясно, товарищи, одно: алкоголь просто разоряет нашу страну, — слов других, мягких — просто нет. Именно разоряет нашу страну.

Ну, давайте разберёмся, что же это за продукт такой, который выгодно, так сказать, продавать государству.

Государство нам с вами платит деньги. На часть этих денег производит и продаёт продукт — алкоголь. Продукт ядовитый. 40 млн. наших сограждан этот- продукт покупают, потребляют и у них разрушается здоровье. О какой выгоде здесь идёт речь?..

О какой выгоде идёт речь!?

О какой выгоде для народа, который потребляет алкоголь и разрушает своё здоровье… О какой выгоде для государства может идти речь, которое и есть этот самый народ?..

Ну, ладно, говорят, здесь спорить трудно, но ведь 40 млрд. рублей вокруг водки туда-сюда в 83-м году ходило? Выдали зарплату — водкой и вернули 40 млрд. руб.?

Ну, давайте разберёмся с этими 40 млрд. рублей, что же это за доход такой для государства. О каком же здесь доходе может идти речь? Я тоже совершенно понять здесь не могу. Я утрирую, ситуацию. Давайте мы сделаем так: всем присутствующим поднимем зарплату до тысячи рублей, а вот ту разницу, которую я вам сейчас произвольно поднял, мы будем тут же выплачивать в соседнюю кассу как за дышимый нами воздух. Дышим воздухом, за это платим — 700-800 руб. возвращаем назад.

Но, товарищи, в этом-то круговороте денег — воздух-то, он хоть безвредный. Мы давали всем по тысяче, забирали, тут же за воздух. Воздух-то хоть продукт безвредный. Помните, как у Джанни Родари, там налог на воздух был? У Чиполино? Здесь-то, ведь продукт производится оправленный. И эти деньги, 40 млрд. ни в коем случае не являются доходом, ведь под ними ничего же реального-то нет?..

Кроме того, почти никто не знает и мало кто подозревает, что на эти 40 млрд. мы имели, как минимум, 150 млрд. совершенно реальных убытков по вине алкоголя. Это, прежде всего, снижение производительности труда, прогулы, простои, аварии, поломки. Только лечение алкоголиков занимает у нас до 40% всех средств, выделяемых на народное здравоохранение. Тут людям зубы сверлить негде, алкоголикам — пожалуйста, ничего не жалко! Причем, эти цифры считают не только сейчас. В 1З-м году, в 28-м году, в 73-м году — все наши в стране экономисты делали оценки, считают: в 3 раза в среднем убытки превышают доходы от продажи алкоголя. Мнимые доходы, те есть реальные убытки превышают мнимые доходы в 3 раза. Американцы, англичане, французы и немцы — их экономисты делали такие же подсчеты, они нашла: от 4 до 8 раз Потери общества в целом превышают мнимые доходы от алкоголя.

Но, товарищи, капиталисты сознательно идут на эти убытки, ведь для них алкоголь это самое мощнейшее средство отвлечь трудящихся от классовой борьбы. Мы-то, почему с вами идём на эти убытки?..

Алкоголь, товарищи, это жесточайший механизм перераспределения национального богатства внутри нашей страны между пьющими и непьющими. Сейчас я это поясню на своём, личном, так сказать, примере.

В 1983-м году на каждого нашего человека было выпущено по 60 бутылок водки. Значит, будь я ура-патриотом и разбрось весь этот алкоголь на всех поровну то, значит, — а у меня семья четыре человека — я, жена, двое детей, — то я должен был бы в 83-м году пойти в нашу винную лавку и выкупить причитающиеся мне 240 бутылок водки, т.е. выложить из своего кармана 1200, заработанных мною, рублей. Я туда не пошёл. Я на эти 1200 рублей купил цветной телевизор к Олимпиаде, мебель купил, купил книжки, игрушки детям, просто красиво пожил. Но, товарищи, ведь значит, кто-то же пошел туда: за себя 1200 рублей снес и за меня 1200 рублей туда снес?! И получается интереснейшая картина: те, кто не пьёт, у нас имеет все, те, кто пьёт у них нет вообще ничего. В пьющих семьях, у них нет даже средств детишек в школу одеть! Я вот, член родительского комитета, знаю такие семьи. Ин-те-рес-ная штука, алкоголь, а? Как она нас всех в стране-то вот так поделила: пьют — не пьют, имущие — нищие, одним в кассе выдаётся зарплата в виде рублей полновесных, на которых они жизнь видят, а другим — прям сразу копеечной водкой?!..

Идет, товарищи, страшное перераспределение национального богатства внутри страны между пьющими и не пьющими национальностями. Я знаю жизнь среднеазиатской деревни. Вы посмотрите, как они живут, — (я там несколько лет жил), — вы посмотрите, как живёт эта деревня. Не та, которая цветами и фруктами торгует — трудовая деревня, которая хлопок выращивает. Да у них домина у каждого, бог ты знает какой! Коврами там потолки! обиты. В каждом дворе по две машины, мало — они по пять купят. Вы посмотрите, как живёт наша, умирающая сибирская деревня, где пропивается каждый заработанный рубль! Несётся и — пропивается. Посмотрите и додумайте: кому и зачем это нужно?

Ещё одно наблюдение из цикла «Алкоголь и экономика».

Вы, товарищи, знаете, что до 60-го года мы выполняли и перевыполняли все пятилетние планы. Все 5-летки были перевыполнены на «ура». В. 1961 году мы приняли Программу нашей партии. Программу реальную, товарищи. Это сейчас наши враги ходят хихикают: «вот, они, запланировали!» Программа-то ведь была реальная. Эта Программа учитывала и обобщала опыт социалистического развития за все предыдущие 40 лет. Если бы мы эту Программу выполнили, как бы мы сейчас все жили-то?!.. В 80-е годы.

Сейчас все экономисты в один голос заявляют одно: наша экономика в 60-е годы наткнулась на стену. Вот, товарищи, эта стена, на которую наткнулась наша экономика. По крайней мере, это фундамент этой стены.

Алкоголь и преступность.

Ясно, что эти две вещи как-то должны быть связаны, но почти никто не знает, как они связаны.

В прошлом году вышла книжка Борзенкова «Роль права в профилактики правонарушений». Там приведена статистика преступности по Союзу и убедительно доказало, что в основе 85% таких страшнейших преступлений, как убийство, изнасилование, грабежи и разбой — лежит алкоголь. А хулиганство — 100% пьяное! Трезвого хулиганства вообще не бывает. И вот этот самый график, товарищи, заполняет нашими молодыми людьми наши тюрьмы. И с каждым годом всё больше и больше. И мы с вами несём за это ответственность. Ведь самое страшное то, что всех их, которые туда попали, сделал преступниками — алкоголь.

Я в прошлом году был в Молчике Алтайского края. Товарищи, там за последний год открыт новый детский дом. 95% несчастных ребятишечек, которые в этом детском доме, это дети родителей, лишённых родительских прав за пьянство и алкоголизм. У нас 40 лет, как война кончилась, мы — по всей стране сейчас методично открываем новые сиротские дома!

Мне некоторые умники говорят: «Ты б лучше там стекляшки свои исследовал, чем вот так вот ходить народ пугать». Я готов каждого, кто так говорит, взять за шиворот, отвести в Молчику в детский дом — пусть он посмотрит своими глазами на горе народное.

Самая, товарищи, большая неправда, которая у нас существует об алкоголе это отсутствие всякой правды о «сухом законе». Я почти уверен, что никто из вас не слышал до всей этой вот кампании антиалкогольной, что в нашей стране прекрасно, успешно 11 лет существовал «сухой закон». Я лично никогда не слышал. А ведь, товарищи, «сухой закон» для нашего народа не был чем-то надуманным, извне привнесённым и вставленным. Стремление народа к трезвости у русского народа оно было всегда. Ещё в середине прошлого века в 1950-е года по всей России прокатилась мощнейшая волна крестьянских антиалкогольных бунтов. Крестьяне брали этих иноверцев, которые пришли организовывать винную торговлю и спаивать наш народ, они их просто изгоняли назад, за границу. Вынуждено было вмешаться царское правительство — силой подавить эти бунты. Только осуждено было 111 тысяч крестьян по этим антиалкогольным делам!

В конце прошлого века началось замечательное антиалкогольное движение русской интеллигенции. Учителя, врачей, техническая интеллигенция — по всей стране создавали тысячи библиотечек для народа, где показывалась вся пагубность увлечения алкоголем, где показывался механизм эксплуатации народа с помощью алкоголя. Во главе этого трезвеннического движения шёл Л.Н.Толстой. Именно он в конце прошлого века написал 13 мощнейших антиалкогольных статей. Я вам оставлю одну из них здесь вот. У нас до революции в стране выходило более 10 печатных изданий: газета «За трезвость», «Трезвый быт», журналы «Трезвость и культура» и т.д.

В начале века в эту кампанию антиалкогольную активнейшим образом включились большевики во главе с Лениным. Большевики всегда стояли на принципиально трезвеннических позициях. Сам В. И. Ленин никогда в жизни не пил и не курил. Именно благодаря инициативе большевиков и крестьянских депутатов дебаты о «сухом законе» были перенесены из Государственной думы в Государственный совет. Бешеное сопротивление оказывали представители эксплуататорских классов, во главе которых стоял тогдашний премьер-министр Витте, сам крупный виноторговец нашей страны.

И всё-таки, товарищи, не смотря на такое бешеное сопротивление «сухой закон» в нашей страде был принят. Как такового закона в Своде законов Российской империи вы не найдёте, потому что закона-то и не было. Просто царь в связи с началом 1-й мировой войны дал право местным органам самоуправления на их усмотрение запрещать винную торговлю в их местностях. И, к величайшей части вашего народа, надо сказать, все до единого винные магазины по всей стране были закрыты. Все до единого. Вот вам и конец сказки о том, что, дескать, мы без водки и дня не проживём. И наступил «сухой закон».

Большевики, придя к власти в 17-ом году, естественно, продлили этот «сухой закон». Они ему придали статус закона: 5 лет тюрьмы за самогоноварение, год исправительных работ за появление в нетрезвом состоянии. А мы с вами можем увидеть фильмы молодых, преступно безответственных кинорежиссёров, которые нам показывают, как там пьяные матросики за советскую власть сражались. Это, товарищи, просто клевета на наших прадедов. Вот такого точно не было. Красная армия — не пила. Белая армия пила, Красная — не пила. Может быть, именно и поэтому тоже она победила. В Красной армии был просто неписаный закон: если комиссар был замечен пьяным, он подлежал расстрелу. Вот так большевики блюли эту самую народную трезвость.

Я хочу вам заметить, что величайшую в истории человечества революцию мы совершили в самый трезвый период нашей жизни, когда у нас был «сухой закон», когда у народа мозги не были затуманены и одурманены этим самым алкоголем.

Интересна, показательна, так сказать, судьба царских винных подвалов в Петрограде. Царские подвалы — это был резерв контрреволюции. Эсеры, анархисты, меньшевики — натравливали народ взломать эти подвалы, раздать людям алкоголь. Они прекрасно понимали, какое это оружие массового уничтожения нашего народа, они прекрасно сознавали, какой это козырь в борьбе против большевиков. Трижды собирался Петроградский Совет. Троцкисты, имевшие там сильное влияние, предлагали: давайте оставим, потом продадим на Запад, волюту получим и т.д. И, благодаря позиции именно истинных большевиков было принято единственно правильное решение: взяли вылили его весь, этот алкоголь в сыру землю и конец на этом.

Кстати, недавно в «Международной панораме» показывали одну африканскую страну, в которой произошёл военный переворот и одна из первых акций, которую провели молодые агрессивные военные власти, была такая: они собрали алкоголь по всей стране, вывезли на бетонную площадку и трактор ездит этот алкоголь утюжит. И наш комментатор говорит: «Вы посмотрите, какая богатейшая страна! На несколько миллионов долларов она сейчас алкоголя уничтожает?!..» А потом подумал и, одумавшись, всё-таки заметил: «Нет, наверно, это всё-таки очень бедная, но очень умная страна. У неё просто нет возможности поить ещё свой народ алкоголем».

В самым трудный год нашей молодой советской республики, в 21-м году, в мае 21-го года, выступая на Х-ой партийной конференции РКП(б), В. И. Ленин говорил: «…я думаю, что в отличие от капиталистических стран, которые пускают в ход такие вещи, как водку и прочий дурман, мы этого не допустим, потому что, как бы они ни были выгодны для торговли, но они поведут нас назад к капитализму, а не вперёд к коммунизму». (В. И. Ленин, ПСС, т. 43, с. 326).

И всё-таки, товарищи, «сухой закон» в нашей стране был отменён после смерти В. И. Ленина. На отмене «сухого закона» настаивали, прежде всего «троцкисты». Это злейшие враги нашего народа. Это враги, которые ставили своей целью просто физическое уничтожение всего русского народа. Они к тому времени сумели захватить огромное количество руководящих постов в армии (сам Троцкий был министром), в экономике, в планировании, в средствах массовой информации и медицине. Именно благодаря их вредительской деятельности партия была поставлена перед дилеммой: либо мы идём занимать деньги на развитие индустрии к капиталистам, либо мы временно, ограниченно пускаем в ход водку и прочий дурман. И партия в те годы, как казалось, выбрала из двух зол меньшее. Известно, что сухой закон был отменен в 25-м году как «мера необычного свойства» вопреки мнению очень многих членов ЦК и старых большевиков. Сталин, от имени партии, обещал отменить монополию на водку и запретить продажу «алкогольных напитков», как только изыщутся другие средства для развития индустрии. Так писалось в 25-м году.

Отмена «сухого закона», товарищи, была страшно непопулярной мерой в народе. Нарком здравоохранения Семашко в своих воспоминаниях пишет: «Наркомат здравоохранения был буквально завален письмами. "Кто отменил «сухой закон»!? "Почему разрешили продавать водку?" "Расстреляйте этих врагов, которые начали снова спаивать народ!". Нашлись и апологеты, защитники отмены "сухого закона". В частности, в 20-е годы два "ученых", два, так сказать, алкоголизатора нашего народа — Гуревич и Залесский, а в более поздние годы, в 60-е — отец и сын Левины из Ленинграда, сумели протащить в наше общественное, так сказать, сознание тезис о том, что, дескать, «сухой закон» на примере России, как и на примере других капиталистических стран ничего хорошего не дал».

Товарищи, это мнение, этот тезис, он сейчас кажется смешным и наивным, если б он не был в корне преступным. Как можно утверждать серьезно, что «сухой закон» ничего хорошего на примере нашей страны не дал, если посмотреть. Нам понадобилось с вами 40 лет, прежде чем мы в 64-м году начала пить столько же, сколько мы пили до введения «сухого закона». 50 лет — с 14 по 64-й год — у нас держался «сухой закон», действовал «сухой закон», держался этот трезвеннический настрой у народа, заданный всего 11-ю годами «сухого закона».

А вот, послушайте что писали… Вы, наверное, читали газету «Правда», которая там висит? Ну, я зачитаю очень хорошую выдержку. Послушайте тех, кто жил при сухом законе, что они пишут о сухом законе:

«Два года спустя, после введения сухого закона, в 16-м году, по инициативе членов Государственной Думы крестьян Евсеева и Макагона в Думу было внесено законодательное предложение об утверждении на вечные времена в Российском государстве трезвости». В объяснительной записке авторы пишут: «Высочайше утвержденным положением Совета министров 27 сентября 1914 года городским думам и сельским общинам, а положением 13 октября того же года и земским собраниям на время войны предоставлено было право запрещать торговлю "спиртными напитками" в местностях, находящихся в их ведении.

Волею государя право решения вопроса быть или не быть трезвости во время война было предоставление мудрости и совести самого народа.

Сказка о трезвости этом преддверии земного рая стала на Руси правдой: понизилась преступность, затихло хулиганство, сократилось нищенство, опустели тюрьмы, освободились больницы, настал мир в семьях, поднялась производительность труда, явился достаток. Не смотря на пережитые потрясения, — а два года шла война, — деревня сохранила и хозяйственную устойчивость и бодрое настроение. Облегченный от тяжкой ноши пьянства, сразу поднялся и вырос русский народ. Да, будет стыдно всем тем, которые говорили, что трезвость в народе немыслима, что она не достигается запрещением. Не полумеры нужны для этого, а одна, решительная, бесповоротная мера: изъять алкоголь из свободного обращения в человеческом обществе».

Вот, товарищи, что писали два крестьянских депутата, два государственных человека!

Мы с вами пережили революцию, три страшнейших войны, у нас сменилось три поколения, прежде чем мы пришли к парадоксальнейшей ситуации, когда собирается сотня взрослых разумных людей, и никто из них ничего не слышал о «сухом законе» в нашей стране хорошего. Все знают про американский — десятки литературных произведений: как о вам вводился, как отменялся, срывался — всё прекрасно знаем про американский «сухой закон», про свой «сухой закон» вообще никто ничего не знает. О нем, кстати, до сих пор что-нибудь хорошее писать запрещено. Ругать — пожалуйста.

Самая, товарищи, страшная ложь об алкоголе — ложь провокационная. Именно благодаря этой самой лжи мы с вами: выскочили на такие ведущие позиции по пьянству в мире. Эта ложь о том, что если, дескать, пить культурно, если, дескать, пить умеренно, то никакого пьянства, никакого алкоголизма не будет, а вот те, которые спились пьяницы-алкоголики, это сами виноваты — они бескультурные, пили-пили и т. д., мы их, так сказать, спишем, а сами будем; стремиться к обратному.

Товарищи, если б я сюда к вам сейчас пришел и начал говорить: «Товарищи, давайте — пить! По субботам — пить, гости придут — пить, все праздники — пить, пить, пить!» Да тут же вы позвонили там куда надо и сказали: «Это человек, наверное, не с Ученого дома, а с какого-то другого сюда прибежал, сорвался». А если я к вам приду, так сказать, по другому и скажу: «Товарищи, давайте пить, но — умеренно!? Давайте пить, но культурно, под умный разговор, из красивых бокалов, за красивым столом…». Так вы ж скажите: «Это ж совсем другое дело!» Ведь вас уже вроде как не пить призывают, а вас к культуре зовут!?..

Товарищи, призывать людей пить культурно и пить, употреблять алкоголь умеренно — это лженаучно и глубоко преступно! Ведь речь-то идет о наркотиках. И призывать культурно употреблять наркотик это просто провоцировать наших детей, которые никогда в жизни его не пробовали, чтобы они его попробовали и втянулись в это пьянство. Говорить о культурном употреблении, культурном питие так же глупо и бессмысленно как говорить, скажем, о культурном хулиганстве или культурной наркомании. Ну, скажем, я бы пришел к вам и сказал: «Товарищи, давайте раз в месяц укол морфия себе делать? Ох, как расслабляет!» Да куда там водке с вином! Если раз в месяц, культурно — никакого морфинизма не будет. А если раз в недельку нюхать порцию героина? Да по телевизору бы нам показывали, как там его главные герои все нюхают. Да, в ларьках его по 15 копеек пустить за порц… Да мы через год все наркоманами с вами станем! Но ведь алкоголь это точно такой же наркотик!?..

Все эти призывы употреблять алкоголь культурно, пить умеренно ещё ни одного пьяницу, ни одного алкоголика ни на миллиграмм пить меньше не заставили, но всех остальных в пьянство вовлекает. Этот призыв действует абсолютно безотказно. Ну, как же, если это возможно, если это культурно, если это умеренно, если это допустимо, то почему бы, собственно говоря, и не выпить?..

И все и запили.

И эта, товарищи, политика… Главное и разговоры-то начались в конце 50-х годов. Даже я, молодой человек, помню эту статью Левина — её все обсуждали — в которой он писал: «сухой закон» или культурное употребление?» И научно, научно доказывал, что надо за «культурное потребление». Вот с этого разговора о «культурном потреблении» мы с вами и вылетели в культурное потребление — пришли к тому, что сейчас имеем.

Эта политика, товарищи, «культурно-умеренного употребления» алкоголя привела к тому, что в нашей стране не осталось трезвых людей, мы стали самой пьяной страной. И статистика трезвости убедительнейшим образом это показывает.

В 13-ом году, в 13-ом году провели социологическое обследование среднерусских губерний, выяснили: 43 % русских мужчин были трезвенники. Каждый второй мужчина никогда не брал в рот спиртного. В 79-ом году в тех же областях таких мужчин оказалось 0,6 %. Все мужчины пьют.

Женщины… Женщин трезвенниц на Руси было 90 % — никогда не бравших в рот алкоголя. В 59-м году таких женщин оказалось 2,4 %. 97,5 % женщин у нас пьют. Товарищи, это самый страшный итог, который мы имеем на сегодняшний день — у вас пьют женщины. Это значит, что конец ваш, он уже виден — вот он! вот он уже конец! Мы к нему уже идём, в эту пропасть сваливаемся, срываемся! У нас пьют женщины.

Кстати, в истории человечества уже был пример такого подобного пьяного безумия. Ещё Энгельс об этом писал. Когда европейские колонисты захватили Америку, — ведь в Америке жили многомиллионные племена индейцев. Вспомните! Это был физически крепчайший народ. Древнейшая культура! Цивилизация своеобразнейшая! Воевать с ними было бесполезно. Победить их было просто невозможно. Так догадались, пустили туда алкоголь. И, одновременно, начали пить и мужчины, и женщины. Прошло два поколения — от этих индейцев вообще ничего не осталось. Жалкие сейчас, дебильные выродки, дебилы доживают свой век в резервациях за колючей проволокой… Нас ведь, товарищи, то же самое ждёт буквально через поколение. У нас, запили женщины. Вы вот посмотрите здесь вот, этот график дебилов: чуть-чуть он немножко начал загибаться сюда, а потом опять вверх полетел! Это начали культурно пить женщины. Подключились, так сказать, к этой политике.

Алкоголь и дети, товарищи, это самый сейчас у нас страшный и больной вопрос. Самый страшный и больной вопрос.

В 13-ом году 95 % юношей и девушек до 18 лет никогда в жизни не пробовали алкоголя. 95 %. В 79-ом году таких оказалось меньше 5%. Меньше 5 %.

Товарищи, произошла какая-то, совершенно для меня сейчас непонятная, метаморфоза. Наши тёмные, не грамотные, лапотные, невежественные прадеды знали абсолютно точно одно: ни в коем случае нельзя пить алкоголь детям, ни в коем случае нельзя пить алкоголь молодым людям в возрасте до 35-40 лет, пока они не нарожали нового здорового потомства. Мы-то что сейчас с вами делаем?!..

Когда этих мужчин — 99 %, которые пьют, обследовали в среднерусских наших областях, выяснили: 36% из них алкоголики и пьяницы. Каждый третий мужчина в возрасте от 20 до 50 лет. Когда ему только то и давать отдачу народу, он уже алкоголик и пьяница… Он уже сейчас с разрушенным здоровьем…

Когда этих пьяниц спросили: вы, ребята, когда ж пить-то начали? Выяснилось: 31% из них начали пить в возрасте до 10 лет и спились. А 65% — с 10 до 15 лет и спились. И только 4 % — оставшихся — начали пить в возрасте после 15 лет и спились.

Всё по науке, товарищи! Наука так и утверждает: чтобы взрослому человеку после 20 лет спиться, надо систематически пить 10-12 лет. Ребенок спивается за 3-4 года.

У нас в стране прошла уже очередная Всесоюзная, научная конференция по профилактике детского алкоголизма.

Вы только представьте, в какую мы с вами пропасть летим: уже собралась куча людей, которые изучают научно этот вопрос!?.. Детский алкоголизм.

Вот в этой газете — «Неделя» №8 за этот год — есть статья «Выпей, Вовик, глоточек» называется. Страшная статья, товарищи. Эта статья о 4-летнем алкоголике. Вы её почитайте… Как это делается.

«Кто виноват?»

«Кто виноват?» — товарищи, вопрос, как всегда, самый сложный и, не поняв его, наверно, трудно понять с кем и с чем нужно бороться.

Я понимаю, я бы сюда пришёл к вам рассказывать о каких-то наших грандиозных успехах, думаю, там, на проходной — толпа бы себя в грудь била и кричала: «Мы к успехам привели!» Здесь ведь те, кто привёл, сюда, они на свет не лезут божий, они там где-то… Не афишируют свою деятельность.

Ясно одно, товарищи: то, что в нашей стране происходит с пьянством на протяжении последних 20 лет, это как раз то, о чём, только могли мечтать наши самые злейшие враги. В частности, Гитлер. В 20-е годы, когда он писал свой знаменитый программный труд "Майн кампф", там он, касаясь своей будущей политики на завоеванных восточных территориях, писал так:

"Для них (для славян, т.е. для нас с вами) никакой гигиены, никаких прививок. Только водка и табак".

"Только водка и табак" — всё! Гитлер прекрасно знал, чего он хотел. Ведь он прекрасно понимал, что водка и табак выведут этих ненавистных славян с лица земли через одно поколение! Без всяких газовых камер. И у-ух! как мы с вами начали этот, изуверский-то его наказ выполнять в последние 20 лет! Как бы он сейчас бедолага порадовался! Не дожил он до таких светлых-то дней!

В 53-м году на своё срочное, сверхсекретное совещание собрались высшие чины Центрального Разведывательного Управления и Совета Национальной Безопасности США. Начали решать вопрос, что же делать с нами. Умер Сталин, растерянность, междувластие… Вот тут-то бы нас и ударить!?.. Единогласно решили: "нет, в открытой войне победить их нам не удастся. Их можно только разложить изнутри. Опять же, с помощью того же табака, водки и разврата. И, товарищи, в последние десятилетия на наше с вами разложение изнутри Центральное Разведывательное Управление тратит ежегодно десятки миллиардов долларов. И у-ух, как эти денежки результат-то какой прекрасный дают, а?! Как они сидят там и ручки-то потирают?! И думают: да когда ж они, дураки-то, там спохватятся? Да когда ж они от пустых разговоров о борьбе с пьянством к этой самой-то борьбе и придут?.. А они, товарищи, ни одного центика, ни копеечки на ветер просто так не бросают.

Как пошутил академик Углов на своей лекции в Доме учёных, он сказал: "Те, кто в очередной раз будет наливать винцо и попивать, вы знайте и помните, что вы выполняете изуверский завет Гитлера для нашего народа. Вы пьёте во славу и здравие Центрального Разведывательного Управлений. А они-то там, будьте спокойны, каждую нашу рюмочку себе в актив записывают, каждого нашего ребёночка, вовлечённого в пьянство. Всё это им бальзам на их израненную душу. Воевать они с нами не собираются. Они с надеждой ждут: когда же мы здесь все сопьёмся. Культурно, так сказать, сопьёмся".

"Кто виноват?" — товарищи?

Конечно, виновата наша медицина и средства массовой информации. Вот книжка "Алкоголизм", издательство "Медицина", 83 год. У вас, наверно, здесь вот, рядом в "Технической книге" полно этих книжек было. Товарищи, все цифры, которые я вам сейчас называл-приводил, всю эту статистику я взял из этой книжки. Они все здесь есть. Не так, конечно, как я их вам преподал-преподнёс. Одна цифра здесь, другая — там, пятая, десятая. Мы их, когда на график выписали, у нас волосы зашевелились?

Так что же нам предлагает наша медицина?

А медицина предлагает два кардинальных пути борьбы с пьянством и алкоголизмом в нашей стране. Первый путь: расширять и укреплять наркологическую службу и второй путь — расширять сеть школ-интернатов для дебильных детей.

Вы представляете, товарищи, медицина направлена не на борьбу со страшной нашей трагедией, с алкоголем! а направлена на борьбу с последствиями алкоголизма, алкоголя?!.. Мы, мол, этих алкоголиков чуть-чуть подлечим, они у нас ещё полгодика за станком постоят. Мы этих дебильных ребятишечек изолируем, чтобы они нам совесть не бередили, глаза не мозолили…

А ведь, товарищи, эта наркологическая служба, — я не знаю, какая из нее польза, но вред она приносит просто колоссальный, — ведь эта служба создает у людей опаснейшую иллюзию, что от этого можно вылечиться. Вылечиться-то ведь от этого невозможно. Ведь человеку, которому под страхом смерти зашили ампулу и сказали: "Выпьешь — умрешь", ведь это совершенно не тот человек, который был бы, если бы он до сих пор дожил и ни разу не выпил. Это человек с разрушенным здоровьем, с разрушенным мозгом… И ведь 90 % после дорогостоящих курсов лечения снова начинают пить в течение года, а остальные 10 % в течение последующих 4 лет. Удерживаются только единицы. Эффективность этой службы просто нулевая. Она просто показывает видимость борьбы с пьянством в стране. Только и всего. В этом её единственное предназначение.

Вот, товарищи, журнал "Наш современник". Запомните, пожалуйста, этот журнал. Это единственное в стране печатное издание, которое по-ленински, по-партийному поднимает вопросы о пьянстве и трезвости. Все остальные газеты и журналы, во главе с Литературной газетой, призывают нас пить культурно, пить умеренно. В частности, в 81-м году в 6, 8 и 11 номерах этого журнала был опубликован ряд статей о трезвости. В частности, в номере 6 Николаем Мошавец, — это молодой журналист, вы его, наверное, знаете, он иногда ведет передачи "Мир и молодежь". Вот что он пишет в своей в статье "О трезвости":

"Скажем, открываешь, целиком посвящённую здравоохранению 12-ю страницу "Литературной газеты" за 3 сентября 1980 г. и читаешь следующее заявление академика В.Петровского…", — (Петровский — это бывший министр здравоохранения нашей страны, который все эти 20 лет сидел там, в кабинете министров, заседал с портфелем. Так что же пишет этот самый бивший министр, вы послушайте), — "Прежде всего, следует отметить, что если в капиталистических странах потребление алкоголя продолжает расти быстрыми темпами, то в нашей стране наблюдается значительное замедление роста потребления "спиртных напитков"…".

Товарищи, это пишет министр здравоохранения СССР. Пишет на страницах 5-миллионной, "Литературной газеты". Пишет в тот самый год, когда мы достигли беспрецедентного вообще за всю нашу историю уровня потребления алкоголя?!..

Товарищи, но ведь, это же матерый враг? Мы себе ясно должны отдавать отчет, что это просто матерый враг, этот самый Петровский! Ведь этот человек лично ответственный за всю эту самую трагедию. Ведь этот человек — член правительства, он ставит этот алкогольный вопрос перед нашим правительством! Ведь он информирует ЦК партии по этому вопросу?! Ведь, он же пишет на страницах "Литературной газеты"?! Ведь среди нас наверняка найдутся люди, которые до сих пор верят тому, что пишет "Литературная газета"?! Ведь найдутся среди вас такие люди, я уверен, некоторые?!.. Ну, что же, мы открываем, читаем "Литературную газету": у них там растет, у нас — падает. Все нормально. Интеллигент на стороне, народ — опивается. Дело сделано.

А вы послушайте, что дальше этот самый Петровский пишет в следующем абзаце:

"Как ни парадоксально это звучит, но нас радует, что по статистике наблюдается увеличение количества больных алкоголизмом, потому что такое увеличение обусловлено более интенсивным выявлением этих больных" (смех в зале).

Вы представляете, министра радует, что у нас растет количество больных алкоголизмом?!.. Он не в силах удержать в себе эту радость! Он её даже на страницы "Литературной газеты" выплёскивает.

Так что, товарищи, я хочу оказать, что для нас время хлопать ушами в этом алкогольном вопросе да-а-вным-давно прошло, и отдавать этот вопрос на откуп специалистам, как нам сейчас Левины пишут в газете "Советская Россия", чтоб этот вопрос изучали специалисты — вот она, эта работа этих специалистов: 20 лет. Мы видим. Прекрасная! работа. Вы её каждый вечер на улицах города видите, работу этих самых специалистов.

Странную позицию заняли наши средства массовой информации, товарищи. Я вам на газеты, вкратце так, намекнул. Ведь, товарищи, к телевизору своих детей просто боюсь подпускать! Ведь там идет сплошной перекур и звон бокалов. А ведь телевидение сейчас самый эффективный канал воздействия на умы и, прежде всего, нашей молодежи.

Телевидение. В этом году на Новый год 8-ой раз подряд, — вот характерный пример, — 8-ой раз подряд на Новый год на всю нашу огромную страну, гигантскую страну показывали фильм "Ирония судьбы или с легким паром". 8-й ряд подряд!

Я первый раз посмотрел — ах, только и разговоров было там об этом фильме; второй раз — ах, как все там прекрасно! хорошо и т.д. Я в этом году первый раз посмотрел этот фильм трезвыми, как говорится, глазами. О чем, о чем, собственно говоря, фильм-то этот? То есть, какие же жизненные пласты Рязанов и Брагинский подняли в этом фильме? О чем фильм-то они сделали?

Фильм, товарищи, исключительно простой. Человек пошел в баню с друзьями… В бане напился до чертиков. И нашел свое счастье. И ведь какое счастье-то! Каждый бы с удовольствием напился и такое счастье нашел?

Заметьте, товарищи, человек пошел в баню и в бане напился до чертиков. Это смертельно опасно для человеческого здоровья. У нас 26 января на этом антиалкогольном семинаре выступала профессор мединститута, — я забыл ей фамилию, — она буквально со слезами на глазах умоляла нас: "товарищи, где только можно, кому только можно — говорите: это смертельно опасно для здоровья пить перед баней или после бани!..

За эти 8 лет, что показывали этот веселый фильм по нашему телевидению, только в Новосибирской области по этой причине погибло, погибло около 1,5 тыс. человек. Молодых. Ох, какой интересный фильм-то получается, а?

А вы умножьте эти 1,5 тысячи на 640 наших областей и краев! Да этот фильм у нас за 8 лет миллионы молодых, жизней в стране унес! Ин-те-ресная получается арифметика…

Ну ладно, они скажут: мы не думали, мало ли какой дурак там, посмотрев да напьется, да так далее, та-та-та. Они-то найдут что сказать. А кто там напился?.. Ну-ка, ну-ка, ну-ка?

А. напился там врач!

А кто там так весело пьёт-то в 74-ом, десять лет назад, году? А пьют-то там — учителя! А эта Барбара Брыльска в самый момент, когда она переживает, она папиросу в зубы и — закуривает! Это учительница-то русского языка и литературы у нас с экрана закурила…

Товарищи, это доллары работают… Мы должны ясно себе отдавать отчёт: это работают доллары.

Или возьмите фильм "Семнадцать мгновений весны". Все ведь смотрели? Все смотрели. И тоже "Ленинскую премию" не жаль за такой фильм дать. А на каком фоне там народный герой Штирлиц-то воюет с этими немцами и нужен ли вообще был этот фон? Он там постоянно курит и пьет коньяк. И побеждает этих дураков немцев. Причём, накурится-напьется, и всё равно видит на 20 ходов дальше любого… Какой там Мюллер, какой Шелленберг, — он всё равно, так сказать, всё там видит дальше их! Но ведь, товарищи, это же отрава — у нас же дети смотрят? У них-то побеждать немцев нет возможности? Надо пить и курить раз уж там народный герой Штирлиц курит — сам бог велел!..

Или возьмите нашу эстраду, товарищи. Что делает наша эстрада?

Ведь, товарищи, быть алкоголиком это самая страшная трагедия в жизни человека. Это страшнее смерти. Намного страшнее смерти. Причем, не только для самого человека — для окружающих его людей.

Один мой товарищ (у него отец алкоголик) говорит (ну, я не знаю, крик души у него)

"Ну, что я своим-то детям про их деда скажу?! Ну, погиб у меня отец на фронте, так я б гордился — у меня ж отец герой. Сейчас-то дети спрашивают, кто у них дедушка… Что я скажу, что до 15-ти лет он жизнь нам травил?! Пока из дому не разбежались…"

А что делает эстрада? Эту трагедию человека превращает в какую-то комедию… А ведь сделать, товарищи, из страшной социальной проблемы смешную — это значит — сделать её не опасной. Ну, посмотрели, ну похохотали, магнитофоны послушали и все. Прошли мимо и не задумались…

Несколько слов, товарищи, об антиалкогольной пропаганде.

Я уверен, что напиши год назад вот такое красочное объявление — "лекция об алкоголе", — ну, 5 человек, может быть бы пришло. Я почти уверен, потому что эта пропаганда себя полностью дискредитировала. Это уже воем совершенно ясно. Мы, кстати, проанализировали эту антиалкогольную пропаганду, и единогласно, единодушно пришли к выводу, что под прикрытием разговоров об антиалкогольной пропаганде все эти годы в нашей стране шла разнузданная пропаганда культурного пьянства. Просто шла пропаганда пьянства и все, больше ничего. Никакой антиалкогольной пропаганды и в помине не было. И вот этот семинар, который 26 января был, он это прекрасно и отлично продемонстрировал.

Мы, люди новые в этой пропаганде, совсем, недавно, так сказать, включились ошарашенные, с волосами дыбом, начали разбираться с этим вопросом. Нам звонят из областного "Знания" и говорят: "У нас будет семинар, вы приезжайте, вас сразу научат, вы будете знать, что делать. Войдете в курс дела".

Мы приехали. Семинар был действительно интересный. Первым выступал Ц.П.Короленко. Вы его, наверное, знаете — профессор мединститута. Он у нас самый видный специалист в области алкоголизма. Вот по этой книге его там цитируют через страницу. Ссылаются на его, так сказать, исследования и труды. Вышел Цезарь Петрович и сказал:

"Товарищи, мы уже изучаем этот вопрос 25 лет". (25 лет изучают). "И пришли к выводу, что эти пьяницы-алкоголики, те, что под забором валяются, это не пьяницы, не алкоголики, это люди списанные. Вылечить их — невозможно. Я, как самый главный специалист, говорю: вылечить их медицина просто не может. А, собственно, алкоголизм, как выяснила наша Новосибирско-алкогольная, так сказать, школа, он в себе заключает всего две стадии. Первое: психическая зависимость от алкоголя и второе: физическая зависимость от алкоголя. Психическая — это когда человек хочет выпить, а физическая, когда он уже не может не выпить. Так вот, диагностировать, распознать эти две стадии чрезвычайно трудно. Заставить человека лечиться — абсолютно невозможно. Ну, как заставить человека нормального, не алкоголика, не пьяницу, которому ещё только хочется выпить, а его же уже надо лечить?!.. Лечиться его заставить — невозможно. Поэтому нам надо расширя-ять и углубля-ять наши исследования этой сложной, так сказать, проблемы".

Далее он сказал, — было 120 человек со всей области, — он сказал:

"Товарищи, здесь вот в кулуарах идут разговоры о "сухом законе". Товарищи, это всё ложь. Это всё неправда. Никогда ещё нигде запретительные меры никакого хорошего эффекта не давали. Становилось только хуже. В нашей стране в годы военного коммунизма, в 19-20 году пытались ввести «сухой закон», ой, что началось! Такое самогоноварение! Исчез сахар!.. В экономике за одно потянешь, сразу другое развалится. В частности, вот недавно в Польше пытались ввести «сухой закон». Видели, к чему это привело?.. Поэтому, никаких "сухих законов", товарищи"…

Глубоко уважаемый Цезарь Петрович был дважды, мягко говоря, не прав.

Во-первых, в нашей стране не "пытались ввести в 19-20 году" — у нас 11 лет существовал «сухой закон».

И во-вторых, что касается "сухого закона" и самогона, то, здесь ситуация прямо противоположная. Когда в 23-м году был «сухой закон», провели обследование некоторых среднерусских губерний, выяснили: за целый год на душу населения было выгнано по 200 г самогона. Это нуль! товарищи. Это вообще ничто. Когда же отменили «сухой закон», и в 27-м году провели там же такое же обследование, выяснили, что в 27-м году было выгнано самогона по 7,5 л на душу населения. Сам факт отмены сухого закона привел к такому дикому росту самогоноварения, о котором просто никто и подозревать не мог. В 36 раз возросло?!..

Оно и понятно. Кто гнал самогон? Всё те же преступники. Много ли среди нас с вами найдется преступников?.. Да, я думаю, что не так уж и много. Но когда отменили «сухой закон», так, значит, появилось в магазинах. И начали его гнать все. Естественно. Зачем он пойдет эту бутылку покупать, когда он из бурды сам нагонит с таким же успехом.

Вот такая, товарищи, получается интересная картина.

Потом выступил профессор Загоруйко. Он, к сожалению, сегодня не смог приехать — он улетел срочно в командировку в Москву. Он выступил, рассказал примерно то, что я вам до сих пор рассказывал. Ему долго хлопали, много вопросов задавали… Потом выступил Леонид Яковлевич Меерович. Он доцент педагогических наук. Я вам о нём уже упоминал. Он вышел и сказал: "Товарищи! Сегодня самый счастливый день в моей жизни — столько у меня в зале единомышленников". Первый его тезис был.

Второй тезис: "Я вас, товарищи, научу, как надо читать-строить лекции по антиалкогольной пропаганде.

1. Надо напугать народ страшными социальными последствиями алкоголизма. У нас в стране в прошлом году 16,5 % детей родились дебильные".

У нас волосы зашевелились. Ну, думаем, наш человек! Ну, как это так?! Это ж секретные цифры, ведь их же нигде не публикуют?!.. Им только в Академии педнаук сообщили. С уха на ухо. Ну, ладно.

Следующий его тезис: "Товарищи! Человечество ещё 150-200 лет не расстанется с алкоголем".

Профессор Загоруйко сидит и говорит: "Расстанется! "

"Нет, не расстанется!"

"Нет, расстанется! — говорит Загоруйко, — Либо сгинет вместе с этим алкоголем человечество наше здесь".

"Ну, не знаю, — говорит Меерович, — А вот "Литературная газета" много раз писала, что человечество с алкоголем не расстанется. И поэтому, — он говорит, — товарищи, мы должны быть с вами реалистами, мы должны смотреть правде в глаза, мы должны вести в наших школах антиалкогольное воспитание. Мы обязаны подготовить наших школьников, детей в школах к культурной встрече с алкоголем. Мы обязаны научить их культурно пить. Не на троих в подъезде из бутылки, из горла, а за красивым столом, с красивым бокалом, под умную музыку, под хороший разговор… Вот так, как по телевизору нас учат, так мы и должны это всё делать".

Ну, всё ясно. Тут вопросов Леонид Яковлевичу не задавали никаких. Позиция его предельно ясна.

После него выступил Евгений Михайлович Завтер. Он доцент юридических наук. Он сказал:

"Товарищи, вы здесь специалисты по алкоголю больше меня. Я вам лучше расскажу про те законы, которые в нашей стране приняты и направлены против пьяниц и против алкоголиков. Если все эти законы выполнять, никакого пьянства, никакого алкоголизма у нас в помине не будет. В частности, — он сказал, — есть такой закон: если соседи напишут на соседа-пьяницу заявление и этого соседа-пьяницу поместят в ЛТП — в лечебно-трудовой профилакторий, — а сеть этих профилакториев у нас расширяется по стране с каждым-каждым годом. Товарищи, — он говорит, — не думайте — это не считается за судимость, но побег оттуда приравнивается к побегу из тюрьмы. И если всех туда пьяниц-алкоголиков поместить, проблема пьянства у нас будет решена".

Я спрашиваю:

"Все 40 миллионов туда поместить?"

Он говорит:

"Ну, сорок не сорок… В общем, всех". (Смех в зале). "Кстати, — он говорит, — у нас принят страшный закон — до 5 лет тюрьмы за спаивание несовершеннолетних".

Вопрос ему тут же из зала:

"А скажите, не пора ли глубоко уважаемого Леонид Яковлевича привлечь к уголовной ответственности, ведь он же предлагает наших детишек в школах начать спаивать?"

"Ну, что вы, — говорит, — товарищи! Как все всегда всё не так понимают!? Ведь если ребёнок — 16-17 лет — на дне рождения выпьет фужер шампанского, так это ж никакое не пьянство? Это всё культурно, это всё хорошо. А вот если он напьётся до безобразия да под забором будет валяться, вот это — пьянство, и вот за это мы должны судить".

Вы чувствуете этот канат культурно-питейщины красный, который через все эти три доклада проходит?.. Я там не выдержал. Встал. Выступил.

"Что делать?" — товарищи.

Вопрос "что делать?" — вопрос, как всегда, тоже не простой… Коммунисты нашего института автоматики из КБ научного приборостроения, когда к нам попал доклад академика Углова, — он был в институте размножен, роздан всем коммунистам, — все коммунисты ознакомились с этим докладом, и подняли этот вопрос на своём ближайшем партийном собрании. Подняли принципиально, так сказать, по партийному. Обсудив этот вопрос, они пришли к единогласному мнению: мы обязаны послать такое антиалкогольное письмо. Это письмо было написано и отослано да имя Андропова и Председателя комитета партийного контроля — Соломенцева. Это письмо… Я, могу вам сказать, чем оно заканчивается, т.е. оно длинное, я не могу дать ему времени. Можно будет потом его оставить — ознакомиться… Кончалось письмо так:

"Внимательно обсудив сложившуюся ситуацию на своём отчётно-выборном партийном собрании и осознавая её чрезвычайную опасность, коммунисты института просят Центральный Комитет принять самые решительные меры, чтобы предотвратить угрожающую нашему народу всеобщую необратимую алкоголизацию.

       

    1. В 1984-ом году резко сократить производство и продажу алкоголя.

       

    2. Безотлагательно усилить антиалкогольную пропаганду, кардинально определив её бескомпромиссность. Призывы к культурному, умеренному употреблению алкоголя следует впредь считать провокационными.

       

    3. Не позднее, чем через 2-3 года ввести полный «сухой закон». Мы поддержим все необходимые мероприятия, осуществление которых для этого потребуется и готовы нести соответствующие экономические издержки.

       

По поручению коммунистов секретарь парторганизации:

(Чугуй)".

Товарищи, это письмо было получено там, оно было прочитано и Андроповым, и Соломенцевым. Из аппарата Соломенцева позвонили через три дня и сказали:

"Товарищи, если кто-нибудь будет от вас в Москве, просим обязательно зайти. Хотели бы поговорить лично".

Профессор Загоруйко ездил в Москву. Сразу после приглашения. И он там имел полуторачасовую беседу с Михаилом Сергеевичем Соломенцевым, членом Политбюро.

В конце этой беседы Михаил Сергеевич высказал, в частности, такую мысль, что коммунисты нашего института подняли вопрос чрезвычайной государственной важности.

Товарищи, надо ясно понимать, что силами вот этих специалистов, которые, так сказать, долго и упорно занимались нашей вот этой алкогольной проблемой, они там, "наверху" были просто дезориентированы в этой проблеме. Просто дезориентированы. Вы наверно, знаете, что К.У.Черненко на июльском Пленуме в пух и прах разгромил Институт социологических исследований АН СССР, где работают вот эти социологи-Левины.

Так что же эти наши социологи, какие рекомендации давали в Центральный Комитет по этому алкогольному вопросу?! А они давали рекомендации такие: поить их еще можно, полностью мы ещё не догнали — Франция 16 литров пьёт…

Да, какая нам, товарищи, Франция?! Ведь Франция всё, что пьёт, она всё показывает на своей статистике! Ведь это только то, что мы вами пьём в ресторанах и из магазинов. Ведь здесь нет самогона. Ведь здесь нет вина домашнего. Здесь нет технического спирта, который рекой сейчас льётся в наших институтах и учреждениях. Ведь если все это сложить… Да куда там, какая там Франция!? Мы уже давным-давно обогнали любую Францию!

И в разговоре с Угловым, и в разговоре с Загоруйко Соломенцев подчеркнул ещё одну очень важную мысль. Он сказал, что мы здесь, наверху, готовы принять самые решительные меры. Нас волнует одно: а поймет ли нас народ?..

Не зашло ли это уже так далеко, что народ нас уже понять не сможет?!..

И вот, товарищи, нет у вас сейчас с вами более важной патриотической задачи, чтобы сделать всё! Вылезти из шкуры, как говорится. Сделать всё, чтоб народ понял все эти меры и понял правильно. Нет более важной у нас сейчас патриотической задачи. Мы, товарищи, интеллигенция своего народа. Ведь народ-то на нас надеется, что мы, так сказать, сидим здесь и думаем! Ведь народ-то надеется в деревнях и на заводах, что мы защитим его от этой зеленой чумы!?..

Прежде всего, таким образом, ясно одно: нам надо бороться.

Как бороться?

Прежде всего, надо бросить пить самим. Как это ни печально, как это ни парадоксально, но это единственно возможный выход в данной ситуации. Когда люди уже отчаялись как-то бороться с этим делом… И действительно, отчаялись. Вы посмотрите: в 58 году было принято Постановление ЦК — чуть-чуть производство упало, потом — опять пошло; в 72-ом году было принято Постановление, мы проскочили его и даже не заметили.

Что дальше делать?

Люди уже совершенно отчаялись?!..

И вот, приехавший сюда академик Углов, — этот мудрейший 80-летний старик, — выступая в Доме учёных, он сказал:

"Товарищи, но ведь есть единственная возможность покончить с этим безобразием в стране: надо взять и бросить пить".

Ведь как просто: взять и бросить пить! Вот из зала кричат:

"Давай «сухой закон»! "Вводите «сухой закон»! и т.д.

Товарищи, «сухой закон» вводили. Это прерогатива правительства. И, вне всякого сомнения, наше правительство введёт «сухой закон» — иначе мы погибнем, это уже всем совершенно очевидно ясно. Но каждого-то из нас за шиворот никто в эту лавку не тащит, чтобы он эту водку-то покупал? Неужели мы-то уже все настолько пропили свои мозги, что не можем бросить пить? Разум-то у нас хоть остался чуть-чуть? Чувство ответственности, хоть небольшое, перед своими хотя бы детьми-то у нас тоже остаться должно было бы? Ведь, если каждый из нас объявит для себя «сухой закон» — этого же никто не запрещает. Если все в Новосибирске объявят «сухой закон», то правительство волей-неволей введёт «сухой закон», потому что… Ну, месяц оно прокиснет, второй-то месяц его туда не повезут это вино?

Мы, товарищи, в Академгородке уже начали вводить «сухой закон». Тысячи людей у нас вообще отказались от употребления: алкоголя. Для такого небольшого городка это очень существенно ударило и, прежде всего, ударило по нашей торговле. В январе месяце невыполнение плана по продаже алкоголя — 30 %. Они эту страшную финансовую дыру 4 дня затыкали югославскими сапожками. В торговом центре торговали дефицитами. (Оживление в зале). В феврале месяце они затыкали эту финансовую дыру — все ресторанные запасы, так сказать, спустили за последние недели. В марте…

Всё. Весь дефицит распродали, плана нет, они бьют в колокола — требуют для советского района статус эксперимента: исключить у нас алкоголь из плана.

Торговля требует исключить алкоголь из плана! Вы только представьте себе такую метаморфозу! Ведь это же самая заинтересованная в алкоголе структура в нашем государстве требует исключить алкоголь из плана.

Люди не пьют.

16 сортов вин сухих стоит сейчас в магазинах. Люди — не берут.

Коньяки. Не берут люди?!

Спирт появился "питьевой"! Никогда в жизни не было, 90 градусный продают. Ничем не могут взять…

Но сейчас торговля немножко нашла выход. Я недавно был в Бердске. Лекцию на радиозаводе просили прочитать. Я подъезжаю к 5 часам — просто глазам своим не верю: возле проходной радиозавода стоит грузовик с пивом. Полный. Рядом стоит грузовик с "Варной", "Тамянкой", с такими винами… И напротив — тоже грузовик с пивом. Народ вылетает: "Пиво!!!" Кошёлки, сумки тут же открывают, пьют и т.д.

Я говорю товарищу, который меня встречал, что у вас тут за безобразие творится?! Ведь это нарушение государственного закона?! Торгуют возле проходной алкоголем?

"Да это ж, — говорит, — из Академгородка ваши сюда возят и продают… (Смех в зале). Они у вас не берут ни пиво, ни вино, вот они и вынуждены вывозить в Бердск и спаивать наш город".

В городе, кстати, тоже наши торгуют возле завода редких металлов пивом, так сказать, в проходной. Подвозят. В Академгородке не берут. Вот ведь какая метаморфоза.

И в этом смысле, товарищи, мы себе представляем «сухой закон» в Академгородке. У нас сейчас создается добровольное общество трезвости Советского района. У нас практически в каждом институте уже есть ячейки — свои первичные организации. Огромное число людей объявило для себя «сухой закон». Это сотни людей, т.е. человек около пятисот, по-видимому, которые активно включились в борьбу с алкоголем, у нас только лекцию на тему, что я вам сейчас читаю, читает 13 человек в районе. Вот такого сорта лекции. И мы себе сейчас представляем введение "сухого, закона" следующим образом. Мы обязаны рассказывать людям правду об алкоголе, об этом страшнейшем наркотике, об этом страшнейшем оружии массового уничтожения нашего народа. Мы уверены, что, рассказав правду людям, большинство ваших людей поймут и бросят пить сами, а для тех, кто не сможет бросить пить, мы введем, «сухой закон» — наложим запрет на продажу и употребление алкоголя. Мы этот «сухой закон» проведем в жизнь, мы, трезвые люди! Ведь почему у нас «сухой закон» абсолютно безболезненно был в 14-м году введен? Абсолютно безболезненно! Вы почитайте книги тех лет! Введенский, Мендельсон. Прекрасные книги написаны! Никаких эксцессов нет. Да у нас же была трезвая страна! У нас же 80 % населения вообще не употребляло алкоголь! Сейчас-то кто будет вводить «сухой закон»?.. Нам приходится бороться за каждого трезвого человека. И я вам ещё раз хочу подчеркнуть, я бы лично, я лично из-за своего собственного здоровья пить бы никогда не бросил. Этот коньячок, что я попивал там, водочку под селедочку, винцо — они бы мне, я думаю, ну повредили, конечно, я это уже чувствую, что они повредили, но я думаю, что как-нибудь я в этой жизни перебился. Но, товарищи, когда вопрос ставится так, что мой народ спивается именно потому, что я так пью, именно потому чего я пью, мой народ спивается, вот это уже совсем другая сторона. Как я могу бороться с этим алкоголем, если я сам пью? Непонятно.

Кстати, Меерович, выступая, отвечая, так сказать, на вопросы, — вопросов ему не было задано, а он вышел и сказал в порядке будто бы дискуссии, он говорит:

"Товарищи! Меня обвинили, что я не верю, что человечество откажется от алкоголя в 200 лет ближайшие. Вот, давайте проведем эксперимент. Поспорим, так сказать. Опыт.

Кто, — говорит, — из нас, присутствующих (120 человек сидело) кто из вас на Новый год даже вот столько шампанского не выпил? Ну, поднимите, так, — говорит, — по школьному, руки…"

Бах! 12 человек в зале поднимают: руки! Он аж опешил. Он был абсолютно уверен, что ни одной руки не поднимется.

"Ну, вы-то, — говорит, — здесь люди специально подобранные, а ведь на заводе где-то там, в институте — поди-ка, спроси — там ведь ни одной руки не поднимется".

И ведь самое, страшное, товарищи, то, что в президиуме сидели эти 8 организаторов: профессор Загоруйко руку поднял, а те-то, все остальные сидели вот так! Они пьют и борются с алкоголем! Вы можете себе что-нибудь подобное представить?

А вот в "Комсомольской правде" была прекрасная, нет статья была не прекрасная — "Пьяное молоко". Может кто-нибудь из вас читал? Читали кто-нибудь такую статью "Пьяное молоко"?

Там статья, в общем-то, неправильная, так сказать, дух её, но там есть две прекрасные строки:

"Если дом наш нам действительно дорог, не заметить нельзя — в дом ворвалась беда! И не обращать внимания на неё — все равно, что предать".

Прекрасные слова! "В дом ворвалась беда…" Если мы встанем от неё, повернемся спиной, это, значит, мы предадим! Я ещё раз говорю: я, осознавая всю страшную опасность этого пьянства, начал борьбу и, прежде всего, борьбу с собой. Прочитав этот доклад Углова, я проверил там цифры, посидел, подумал, пришел домой и на глазах у изумленной жены открыл бар, достал всю эту охапку алкоголя, которая у меня там хранилась, включая "армянский коньяк" и вылил все это дело в унитаз и сказал:

"Никогда в жизни у нас в доме больше этой гадости не будет".

"Ах, — жена, — да как так?..

Я говорю:

"Я знаю, кому нужно, чтобы я, молодой русский парень сидел и пропивал на этом деле свои мозги. Я прекрасно понимаю, каким нашим врагам я, на чью руку работаю".

"Ой, к нам гости не будут ходить…"

Я говорю:

"Если гости ко мне ходят водку пить, так мне такие гости с сегодняшнего дня на дух не нужны!"

Я начал бороться, так сказать, в себе, я начал борьбу в своем коллективе. У меня практически не осталось уже ни друзей, ни знакомых, которые бы пили, то есть они все бросили пить. В лаборатории у нас более 100 человек уже объявили «сухой закон» для себя. В институте у нас идут трезвые праздники.

Мы посмотрели "совет по профилактике". Есть у вас такая организация. (Ну, понятно: мы написали письмо в ЦК, мы же должны навести порядок у себя в институте). "Совет по профилактике" — смотрим: за 3 года — 22 правонарушения. Все 22 на пьяной почве. Ни одного трезвого правонарушения в институте не было.

Ладно.

Что вы делали, товарищи? Пожурили? Выговор? Этот уволился, премии лишили и т.д. Мы эту "культурно пившую" команду разогнали тут же, посадили туда наших трезвых людей, которые… Ну, видно же, что раз "профилактика правонарушений" — надо бороться с пьянством, раз на почве пьянства все правонарушения. Мы посадили, посмотрели все документы и сказали:

"Товарищи! Есть постановление ЦК КПСС от 72-го года — «сухой закон» во всех учреждениях, предприятиях. Мы берёмся этот «сухой закон» проводить в институте. Мы выметаем пьянство из института напрочь просто".

Прекрасно! Новый год? Безалкогольный Новый год. Великолепно прошёл Новый год! Трезвые люди, подготовились, самодеятельность показали, поплясали, попели, потанцевали! Все было, товарищи! Не было обычного вот этого расползания на четвереньках, которое обычно бывало на эти новогодние праздники.

Один у нас профессор там, — он ярый противник отрезвления нашего народа, правда он сам-то и не пьёт, но при слове "трезвость" его аж вот так вот колотит, — он демонстративно взял и напился, и ходил показывал, как он презирает всех этих коммунистов, которые ведут борьбу с пьянством. Мы его на следующий день вызвали на совет профилактики. Промыли там ему мозги хорошенько. Он больше пить не будет.

У нас, товарищи, на 23 февраля произошёл, с вашей, может быть, точки зрения, случай довольно необыкновенный. Женщины в одной из лабораторий, — немножко, я так думаю, у них зашло, так сказать, ум за разум, — они принесли мужчинам 2 бутылки коньяка. Поставили. 23 февраля на праздник. Мужчины пошушукались, постояли, взяли этот коньяк поставили в сейф, закрыли и сказали: пусть эту отраву женщины сами, если хотят, пьют на 8-е марта.

Я ещё раз говорю, товарищи, за такой короткий срок мы просто навели в Академгородке, ну, просто создали такой моральный климат, когда даже говорить о выпивке считается совершенно не приличным. Даже человек, который пытается пошутить на эту тему, все на него смотрят, как просто на врага народа. Шутить-то у нас, время шуток уже давным-давно мы проехали. Тут надо уже плакать горючими слезами, а не шутить на эту тему.

Кстати, сила личного примера, товарищи, она исключительно важна в этом вопросе. Исключительно! Я понимаю, надо писать в ЦК, надо писать депутатам, — у нас, кстати, выборная кампания была вот недавно — 3 марта. Мы выбирали. Так у нас рабочие завода конденсаторов — это крупнейший завод у нас в Советском районе, — рабочие завода конденсаторов дали депутату Никову наказ, в котором обрисовали ситуацию с пьянством и наказ звучит так:

"Мы даем Вам наказ поднять в Верховном Совете вопрос о принятии государственной программы искоренения пьянства и алкоголизма в нашей стране, которая бы ставила своей целью полное исключение употребления алкогольных наркотиков из жизни нашего общества к 70-й годовщине Великого Октября".

За 3,5 года.

Этот наказ поддержали 10 крупнейших институтов и заводов нашего советского района. Был дан такой наказ…

А, сила личного, товарищи, примера?

Я вам расскажу ещё один небольшой случай. Я недавно попал на поминки. Ну, поминки — печальное событие, на которых в последние годы принято пить. Пить, так сказать, нажираться. Мы пришли — 10 мужчин, 10 женщин. Хозяин взял ящик водки — 20 бутылок. И в любом другом случае, товарищи, мы бы эту водку выпили. Вне всякого, сомнения. Хотя, товарищи, я ещё раз скажу: обычая такого никогда не было в русском народе. Наоборот, у нас была поговорка: "Нажрался, как, дурак на поминках", т.е. напиться и нажраться на поминках мог позволить себе только дурак. Нормальный человек никогда на поминках не напивался, не нажирался.

Здесь, значит, мы сели пить. Наливают всем эту водку по стаканам, я — отодвигаю стакан. И ещё один парень отказался — тоже бросил пить, отодвигает стакан.

"Да что вы?! Вы же люди русские, давай наливай, выпьем, помянем!".

"Нет, мы не будем".

"Да, вы…"

"Нет, вот это как раз не по-русски пить стаканами водку. По-русски вот, мы нальем киселя, помолчим, помянем, так сказать, и всё".

"Да, бросьте вы кисель! Давай там, выливай!"

"Будете приставать — мы просто уйдём".

"Нет, сидите…"

Хорошо, сидим дальше. Налили всем. И непьющим. Водку эту разлили. Всё нормально. Они начинают пить — женщины на дыбы встали. Женщины на дыбы встали — женщина-то не может сидеть со стаканами пить водку, когда напротив сидит трезвый непьющий мужик!?.. Женщины взмолились:

"Ну, вы хоть налейте… Ну, хоть ко рту поднесите, хоть язык помочите, сделайте вид, что…"

Мы говорим:

"Нет, мы не будем. Мы просто против всего этого".

Женщина-то не может пить, когда мужчина не пьёт, ведь она же понимает в душе, какую она подлость-то совершает, пьёт эту самую водку?!..

Уже женщины не пьют. Сидим дальше. Ведём умный, разговор. Эти оставшиеся 8 мужиков, они 1,5 бутылки водки выпить не могли. Но и рады бы, да не пьется. Ну, разговор: как, да почему, да с чего бы это люди пить бросили и т. д. и т. д.

Вот такая вот, товарищи, ситуация. А ведь, товарищи, я вам хочу заметить, что у нас в 30-е года предложить в застолье женщине выпить, это было нанести ей самое страшное оскорбление. Просто при всех публично пальцем показать: вот она, какая женщина падшая, я ей подношу выпить, так сказать. Пусть она выпьет.

А сейчас уже женщины начинают мужиков уговаривать, чтоб они пили.

Ну, ладно, товарищи, я чувствую пора мне заканчивать. У нас общество трезвости. Я думаю, у вас тут активные есть товарищи. Мы каждую пятницу собираемся в Академгородке в одном из институтов. Может быть, вот как-нибудь мы на базе вашего института проведём выездное заседание научно-методической секции по пропаганде трезвости. Я вот, председатель этой самой секции. Заседания очень интересные у нас. Обсуждаются разные вопросы, ведутся на общественных началах научные исследования в этом вопросе. Так что, мы, в общем, что-то делаем и за трезвость за нашу боремся.

Надо ещё раз сказать, что пьянство может победить только трезвость. Здесь другого быть не может. Я думаю, что вы приложите свои силы для этого дела.

Еще раз хочу сказать, что, товарищи, вы тут развеселились немножко, так острота пропала. Я хочу вам напомнить, что мы одной ногой-то уже стоим в пропасти и эта петля алкогольная на наш народ уже накинута и затянута, и табуреточка-то под нами вот так вот шатается, еще чуть-чуть и её из-под нас вышибут, и улетим мы с вами в тартарары.

Я долго не мог понять академика Углова, откуда в нём вот этот самый вот, такой горячий настрой против этого алкоголя? И потом вдруг до меня дошло. Вот представьте, что вы поехали на Сахалин, а там народ уже до того допился, что начал вместо водки пить крысиный яд. Ну, представьте себе! Вы приезжаете, а они вам на стол — бах! бутылку крысиного яда, да с красивой этикеткой. Да в магазинах у них там всё заставлено этим ядом крысиным разных, сортов. Да тут же по телевизору показывают, как это надо делать. Да все газеты литературные пишут: "Пейте умеренно да культурно этот самый крысиный яд!"

Да вы бы приехали туда, да вы бы ужаснулись. Вы бы сказали: "Люди! Да вы что ж делаете?! Ведь, это же яд, это же отрава! Ну, ладно… вы же своих детей травите! Вы же у своих детей разум-то отбираете!".

Ну, товарищи, алкоголь-то в этом смысле от крысиного яда абсолютно же ничем не отличается. Ведь это ж тот же самый крысиный яд.

"Алкогольная культура"… Мы боремся не с пьяницами-алкоголиками, мы сейчас боремся с идеологией культуры пития. Мы боремся за культурнопитейщиков. Я был культурнопитейщик. Все мои товарищи. Ну, все ж пили?!.. Мы сейчас боремся за этих людей…

Вы послушайте, до чего доболтались эти Левины. Они доболтались до того, что алкогольная культура есть часть общечеловеческой культуры. Вы только послушайте, я зачитаю:

"Алкогольная культура".

Эти два слова вообще рядом нельзя и поставить. "Алкоголь и культура". Ну, если это часть общечеловеческой культуры, значит, мы всех должны научить?

Мы всех и научили. Этой "частью" овладели.

Так что, товарищи, ещё раз повторяю: трезвость победит у нас пьянство.

И закончу я свою лекцию стихотворением Анатолия Гракова — это один из наших активистов. Хорошее он стихотворение написал. Самодеятельный поэт…

Нет, Гитлер был не просто псих?
На наши нивы глядя так
Изрёк фельдфебель: "Никаких
Прививок! Водка и табак!"

С тех пор прошло немало лет.
Я вижу — торжествует враг:
"Не надо "першингов"- ракет!
Всё проще: водка и табак!

Всё проще: пенистый бокал
До дна у бездны на краю,
Ведь никого не отрезвлял
Призыв к культурному питью!.."

Так неужели падать ниц
Пред этим "бесом", знать покой
Пока с экранов и страниц
Течёт шампанское рекой?!

Зачем в химической войне
Все против всех, зачем в боях,
Где враг не зрим?.. По чьей вине
Ты гибнешь, Родина моя?..

…Нет, голыми руками враг
Нас не возьмёт без бомб и пуль!
Мы вырвем водку и табак,
И прочий весь дурман "под нуль"!

Спасибо за внимание, товарищи!

 

 

В. Г. Жданов отвечает на вопросы из зала.

"Академик Казначеев, доктор медицинских наук, профессор, психиатр Короленко Ц.П. и ряд других медиков, в том числе и. бывший министр здравоохранения Петровский искажают, проблему пьянства, призывают к учебе культурного, пития даже в школе. Выступления одного из… психиатра Казначеева… в Доме ученых в Академгородке. Как их понимать? Кто же они, эти ученые с государственной зарплатой: заблуждающиеся или враги, работающие на ЦРУ?"

— А решайте сами, товарищи.

Кстати, у нас в Академгородке был просто безобразный случай. Когда клуб межнаучных контактов после того, как этот клуб пригласил академика Углова и академик Углов прочитал две мощнейшие лекции в Доме ученых, под председательством того же академика Казначеева пригласили доктора медицинских наук — молодое дарование — некоего Завьялова, и он с высокой трибуны сказал:

"Да, ерунда это все, товарищи! Пить — можно! Сколько пьем? 16 литров? Можно пить 280 в год ничего страшного не будет. Организм все стерпит. Мозг? Ах, мозг… Ну, да, он чуть-чуть, он конечно, мозг не дегенерирует, он немножко регрессирует, так сказать. Вот. Он, конечно, там немножко не восстанавливается, но двигательные функции восстанавливаются полностью. Так что, нормально. Давайте пить.

Кормящая мать? Женщинам пить? Пу-усть пьют. Неважно. Детям нужно кисленькое! Они вон иной раз землю жуют. А ведь с алкоголем — кисленькое матери.

Вот. Понимаете? Только одна задача у неё: только не уронить бы. Это ребенка, когда кормит. И вот, в таком духе, такую ахинею этот самый доктор медицины нес. Кто он: дурак или враг? Решайте сами.

Я ещё раз говорю: ситуация, когда в неё вникаешь, она ж чрезвычайно проекта. Либо они, эти люди, дураки, которые не знают, пишут о культурном пьянстве, либо это враги. Кто они?

Ну, пусть они сами скажут, куда их лучше отнести.

 

Могильщиком пьянства является свободное духовное развитие личности при гарантированном праве на самовыражение…

Идеальные условия для этого создаёт художественная самодеятельность трудящихся, однако, художественные советы в некоторых клубах, в частности ДК "Академия" (председатель — Новиков), представлены пьющими обывателями и воинствующими мещанами, озабоченными сохранением личного душевного комфорта…"

Какое злое… Злое какое-то письмо…

"Под свой вкус они подгонят всё, что делается в ДК "Академия". 14 мая ими был хулигански сорван новый спектакль театра "Поле чудес", руководимого мною на общественных началах".

А, всё понятно!

"Возникла реальная угроза разгона коллектива, идет подталкивание его потенциальных зрителей к винному отделу гастронома. Какие меры планирует ДОТ по поддержанию и развитию художественной самодеятельности и ограждению её от обывательщины в худсоветах".

Товарищи, у нас мы составили Устав Добровольного Общества Трезвости и план работы, который мы представили в райисполком советского района для утверждения. Чтобы утвердили нас как районную общественную организацию. В этом плане мы предусматриваем и мероприятия, направленные на развитие безалкогольных обычаев, досуга и т.д.

Художественная самодеятельность, естественно, есть одна из возможных такого досуга. Очень часто задают вот такой глупейший, с моей точки зрения, вопрос: а чем вы замените народу алкоголь? Товарищи, у нас в институте человек пошел в театр — пять рядов зрителей сидит, пустой совершенно зал. Прекрасно играют актеры — нету никого!

Что значит "чем занять?" Да для трезвого человека вообще нет такой проблемы — чем себя занять. Ведь наркомания пьянство — это самое простое времяпрепровождении. Вот он после работы зашел в гастроном, взял бутылку — у него вечер при деле. Занят. И утро занято. Всё?! И никаких проблем!

Ни жены, ни семьи, ни самодеятельности, ни спорта — вообще этому наркоману не надо. Ну, если мы отберём этот наркотик, ну… Да, вы что, неужели у нас нет занятий?!

Куда деньги народ денет? Да я вот не пью — у меня и проблемы, куда деньги деть вообще нет такой.

Время свободное? Да кто бы мне добавил ещё хоть 5 часов в сутки.

Это второй вопрос. Ну, вот, в частности художественная самодеятельность. Значит, что… меня тут просят… меня просили просто зачитать это, да? Ну, я присоединяюсь. Если это действительно так, то это просто безобразие. Ну, а мы в плане работ и в Уставе, который мы подали на утверждение, мы предусматриваем и такую вот форму работы, как развитие, поощрение безалкогольного досуга…

Вы хотели спросить?

 

— Когда была первая конференция во главе с академиком Угловым в Союзе и её резолюции?

— Эти конференции проводили "культурнопитейщики". Председателями были Левины. Знаете, доктор экономических наук Левин и Заиграев. Это у нас два ведущих специалиста. И Бабаян есть ещё — главный нарколог нашего Союза. Это у нас три специалиста, которые стоят на позициях культурного пития. Все их резолюции, которые принимались этой конференцией, утверждали одно: надо научить народ культурно пить, культура победит — нам пьянство.

Товарищи, я ещё раз подчеркиваю: культура и пьянство — вещи несовместимые. Мы что, будем серьезно утверждать, что у нас — культура народа с 40-го по 80-й год упала в 20 раз? У нас алкоголизм вырос в 20 раз за 40 лет. Так нет, все вроде культурные ходим. В штанах не латанных. У нас что же, мужчины за 40 лет деградировали? У нас женский алкоголизм за 40 лет вырос в 1200 раз! Да все женщины тоже, вроде, культурно сидят — пьют отраву.

Кстати, это конференция, на которой выступал академик Углов, он предлагал резолюцию, тот список мер, которые срочно, в пожарном, так сказать, порядке необходимо реализовать. Эти меры были сорваны, не были приняты вообще во внимание.

Я еще раз, товарищи, хочу подчеркнуть мысль такую. Понимаете, мы не первые, кто за трезвость стали выступать. Ведь эта очень давнишняя, идет вечная борьба "культурнопитейщиков", которые пытаются споить народы и трезвенников, которые пытаются оградить народы от этой страшной заразы. И вот, одиночки… Вот, журнал "Наш современник", выступал Углов много раз, так сказать, как-то где-то там в печати… Но это были одиночки. Ведь вся заслуга нашего Академгородка заключается в том (в этом вопросе), что мы сумели на это дело нацелить партийные органы. Мнение коммунистов, мнение 90 коммунистов крупного научно-исследовательского института — от него уже не отмахнешься. Если про Углова можно сказать, что это выживший из ума шизофреник, то про 90 коммунистов — им надо как-то объяснять. Им надо как-то позицию свою, аргументы выкладывать какие-то. Нас поддержал районный комитет партии. Это трезвенническое движение. Это уже совсем другое. И вы, наверное, заметили…

Мы взяли специально проанализировали — газеты центральные, взяли за 5 лет прошедших — одна-две публикации за год на антиалкогольную тему. Вообще об алкоголе что-то. В этом году — каждый месяц по 2-3 статьи! По 2-3 статьи!.. Это на нас отреагировала пресса. Отреагировала на нас, на наш Академгородок, на нашу вот здесь вот "возню".

Приехала сюда к нам бригада "Литературной газеты". Мозги нам вправлять. Был я на этой встрече в Доме ученых. Это просто жалкая была совершенно встреча с этой редакцией "Литературной газеты".

 

— А их точка зрения, этой "Литературной газеты"?

— "Литературная газета"? Пожалуйста. Выходит Рубинов, зав. отделом вот этих вот социально-бытовых проблем, который ведет эту рубрику про пьянство. Выходит Рубинов. Долго рассказывает про тараканов, которых он видел в Академгородке. Он говорит так:

"Я первый раз приехал…" Вот, вы, кстати, видели встречу по телевизору? Там всё было выстрижено. И не даром Рубинов говорил:

"Я этого ящика не боюсь — там свои люди, что надо они выстригут". И оттуда все было убрано. По телевизору — тишь да гладь, а Рубинова вообще не показывали.

Так вот что он говорит:

"Товарищи! Я когда приехал в городок, зашел в Дом ученых — смотрю какая-то конференция. Сел. Смотрю — таракан! Оказывается у таракана в усах радарные установки, ещё что-то и т.д. И вот, товарищи, с тех пор, когда я вижу таракана, я вспоминаю Академгородок".

Понимаете?..

После этого, так сказать, мягкого юмора, о котором сказал, потом его спрашивают (записка пришла):

"Скажите, почему ваша "Литературная газета" находится только в руках "культурнопитейщиков", вот эту вот политику ведет, а ничего не пишет о трезвости, о "сухом законе"?"

Он говорит:

"Простите, товарищи, мы один раз дали трибуну Шевердину…", — (это научный обозреватель "Молодого коммуниста", журнала), — "так этот Шевердин, вы знаете, он знает в лицо всех трезвенников Советского Союза, ха-ха-ха!"

Ему из зала вопрос:

"Вы, пожалуйста, извинитесь перед нами. Вы что, утверждаете, что все наши граждане страны пьяницы? Ну, если один человек знает в лицо всех трезвенников, значит все остальные пьяницы?"

"Ну, что вы, что вы, что вы? Вы юмора тут не понимаете, мы люди с тонким юмором…" и т.д. Вот такая вещь.

Потом вышел Ваксберг. Аркадий Ваксберг! Прекрасные у него эти самые его очерки. Просто бьют по мозгам. Я раньше читал "Литературную газету". Ему вопрос:

"Скажите, пожалуйста, а почему в ваших очерках никогда не присутствует алкогольная причина этих преступлений?"

Он говорит:

"Да что вы, товарищи?! Какой алкоголь? Какая ерунда! Мне вообще стыдно!.."

Причем, он так эмоционально выступал, он вообще человек очень эмоциональный.

"Товарищи, да я просто удивлен, как в таком образованном месте просто заикаются о "сухом законе"?! Да у нас пытались ввести в 20-м году этот «сухой закон», преступность возросла в сотни раз!"

Это он говорит с высокой трибуны. Да он просто лжёт! Он просто брешет, по-русски-то говоря!.. Преступность у нас сократилась в 10 раз с введением "сухого закона". А он говорит «сотни раз»!?..

И тут из зала как начались там выкрики — да, что это?! Уберите, так сказать, этого клоуна!.. Он сразу — раз, перешёл, быстренько сориентировался:

"А я, собственно говоря, и сам из Новосибирска…" и т.д. (Смех в зале). То есть, не трогайте меня. И кончил он вообще, так сказать, что "если мы не можем жить чисто в нашем доме, то давайте жить честно". Всё. Аплодисменты.

Вот этот кусок был по телевизору показан. Ну, это просто, товарищи, я не знаю…

Загоруйко написал прекрасную статью в «Литературную газету» назвал её «Сухой закон для себя». Ему её назад вернули. Держали 4 месяца, потом вернули назад. «Глубокоуважаемый профессор Загоруйко! Мы не можем рассмотреть Вашу статью, потому что Вы прислали 2-ой экземпляр». 4 месяца! она там гуляла, «вы прислали 2-ой экземпляр». Пришлите, пожалуйста, 1-й. Он послал 1-й. Ещё через 4 месяца: «Тема Ваша не актуальна. Давно всем известно, что «сухой закон» это блеф. Это ерунда. Писать о нём вообще глупо даже.»

Вот позиция «Литературной газеты».

 

— Положим, через 2 года вводится «сухой закон». Даже без решения правительства все отказались покупать вино и водку. Вот вы изучали много материалов, графики строили… что произойдёт с нашей экономикой, с нашей культурой, что произойдёт, если мы через два года, как вот несколько сот в Академгородке, перестанем пить? То есть, что произойдёт, если эти разговоры свести на материалистическую основу. Кто будет против этого добровольного отказа объективно? Не эмоционально, а объективно, кто будет против «сухого закона»? Может быть, «литературка» не будет, а вот те, кто ей подсказывает…

— Во-первых, фантазировать здесь ни к чему. Мы просто сейчас боремся за это. Так? То есть, мы не просто фантазёры какие-то, мы целенаправленно боремся за введение «сухого закона». И все должны бороться. Я вас к этому призывал.

Второй момент. Опыт у нас есть прекрасный — введение «сухого закона» в 14-ом году. Этот опыт прекрасно проанализирован: книга Мендельсона. У вас есть эта книга? Вот, лежит книга Мендельсона. Называется "Опыт принудительной трезвости и новые формы пьянства". Книга в 16-ом году в Петрограде издана. Описывает все до единого, — это исследовательский труд, — все нюансы введения "сухого закона". Никаких отрицательных последствий, никаких! практически не было. Только положительные.

Книга, вообще говоря, блестящая. Единственное, что увеличилось — вклады в сберегательных кассах. Подскочили в 4 раза. В 15-ом году министр финансов, выступая в Государственном совете, сказал:

«Покупательская сила русского народа настолько возросла, что мы готовы сейчас провести крупные финансовые реформы».

Товарищи, эти 40 млрд., которые мы туда-сюда гоняем, мнимые… Ну, ввели мы «сухой закон», куда они денутся?

В худшем случае, будут положены на книжку. Ну и пускай, у нас на книжках уже лежит 160 млрд. Если будет лежать 200, что это принципиально изменит? Абсолютно ничего. Говорят: «Денег не напечатают!». Товарищи, в декабре месяце каждый из нас получает зарплату, 13-ю зарплату да ещё премии по 300 рублей. Где государство деньги берёт? Ну, конечно же, у государства есть эти резервы денежные, которые выплатить людям.

Вы понимаете, блага, которые сразу за этим последуют, они, несомненно, окупят в ближайшие 2-3 года все мнимые потери, которые на этом будут сделаны. Опыт введения «сухого закона» в Америке, и в нашей стране, и во всех других странах показывает: да, первые 3 года блестящие идут результаты. Если потом находятся какие-то группы, а это, прежде всего, виноделы, виноторговцы, мафия и правящие эксплуататорские классы, которые заинтересованы в спаивании, они начинают организацию, саботажа «сухого закона». Вот там уже начинается негатив. Но в нашей стране такого не было. Наша-то страна была победившего социализма.

 

— Вот, вы говорили: вводили «сухой закон» в трезвом государстве, — ну, по сравнению с нами…

— Да.

— Ну, а сейчас каждый 7-й у нас болен алкоголизмом, так…

— Ну, не так. Алкоголик и пьяница, так скажем.

— Алкоголик и пьяница. Так вот, при введении «сухого закона», что делать надо будет с этим, каждым 7-м?

— Я понял вас. Значит, товарищи, у нас самая развитая в мире система народного здравоохранения. Она им поможет. Единственный способ вылечить алкоголика — это убрать алкоголь. Всё! Просто убрать алкоголь. В тюрьму же любой пьяница попадает, он же там не пьёт сидит по 10 лет. Ну, что значит «ну-да, не пьёт»!? Я-то точно знаю, что он там не пьёт. Вы говорите, «ну-да, не пьет». Человек попадает в тюрьму и ничего с ним не случается. Пьяница падает с 7 этажа, — пьяница, который дня без алкоголя прожить не мог, — падает, ломает ногу, ложится в больницу, 3 месяца лежит на вытяжке — и не пьёт.

И не помирает, товарищи!?.. Ну, почему мы их так жалеем, этих пьяниц-то и алкоголиков, как у них, так сказать, бутылку-то в больнице отобрать? Это что за гуманизм у нас такой развёлся?..

 

Материалы по теме:

Отзывы и комментарии:

1

2008-04-04 15:21:43

Владимир Георгиевич — мне 36 лет, ваша лекция произвела на меня такое огромное впечатление, что я решила больше никогда не употреблять спиртное.

Хотя я, конечно никогда им не злоупотребляла, но теперь знаю точно — ни капли больше, ведь мои мозги мне ещё пригодятся не только для того, что сходить в туалет.

1
Вы можете оставить свой отзыв или комментарий:





Внимание: Все поля обязательны для заполнения.
Ваше сообщение будет просмотрено модератором, прежде чем появится здесь.