АЛКОГОЛЬ и МОЗГ

Академику Федору Григорьевичу Углову — 100 лет

     Федор Григорьевич Углов — известнейший и старейший российский хирург, академик трех академий, автор 8 научных монографий и более чем 600 статей в научных медицинских журналах. В 1970 году в свет вышла его первая художественная книга «Сердце хирурга». Она несколько раз переиздавалась в России, переведена на многие языки мира.

Федор Григорьевич Углов

     Еще до Великой Отечественной войны Федор Григорьевич начал борьбу за трезвость в нашей стране: читал лекции, писал статьи, письма в ЦК и правительство, выступал по радио и телевидению. Своими выступлениями он как бы продолжал бой за жизнь и здоровье людей — бой, который более 70 лет со скальпелем в руках он ведет у операционного стола. С 1988 года он бессменный председатель Союза борьбы за народную трезвость (СБНТ) в России.

     Благодаря усилиям энтузиастов-соратников из общественных организаций СБНТ, «Оптималист» и «Трезвая Россия» сотни тысяч наших сограждан отвратились от пагубной привычки. Чтобы вооружить борцов за трезвость, Федор Григорьевич выпускает книгу за книгой: «В плену иллюзий», «Самоубийцы», «Ломехузы» и другие. Подобных книг не было ни у нас в стране, ни за рубежом.

     В эти дни Федор Григорьевич отмечает свой столетний юбилей. Он уже давно в Книге рекордов Гиннесса как самый долгодействующий оперирующий хирург.

     Выдающийся хирург, ученый и педагог, он и сегодня полон энергии, продолжает писать книги и статьи.

     Предлагаем отрывок из его новой книги «Правда и ложь о разрешенных наркотиках».

     Я хирург, я всю жизнь оперирую больных. И я видел то, чего не видят обычные люди. У человека нет такого органа, который бы не страдал от приема спиртных изделий — любых, не важно водка ли это, вино или пиво.

     Однако больше всех и тяжелее всех страдает мозг. Потому что там концентрация алкоголя максимальна. Если принять за единицу концентрацию алкоголя в крови, то в печени она будет 1.45, а в мозгу — 1.75.

     Я уж не буду подробно описывать страшную картину «сморщенного мозга» (у большинства просто выпивающих людей на вскрытии мозг сморщен, резко уменьшен в объеме, мозговые оболочки отечны, сосуды расширены, а извилины мозга просто сглажены), но при более тонком исследовании выясняется, что изменения в нервных клетках такие же резкие, как и при отравлении очень сильными ядами. Эти изменения необратимы, что неизбежно сказывается на умственной деятельности. При этом страдают прежде всего самые высшие, самые совершенные функции мозга, а низшие — примитивные, приближающиеся к подкорковым рефлексам, сохраняются дольше.

     Тыршанов и Рейц из лаборатории Бехтерева установили гораздо более сильное влияние алкоголя на молодые развивающиеся организмы. При приеме алкоголя щенками в течение 1,5 — 3 месяцев установлена поразительная разница в величине головы у «пивших» и нормальных щенков. При взвешивании во всех случаях полушария мозга, особенно лобные доли получавших алкоголь щенков, весили меньше, чем у контрольных. Эффект тем заметнее, чем с более раннего возраста начинали давать алкоголь.

     Поражения головного мозга, вызванные алкоголем, можно сравнить с травмами черепа. При сотрясении мозга, когда даже при микроскопическом исследовании не обнаруживается изменений ни в оболочке, ни в сосудах мозга, клинически мы наблюдали потерю сознания на время — от нескольких минут до нескольких часов, а впоследствии — сильные головные боли. Если же после травмы головы в веществе мозга или в его оболочках обнаруживаются хотя бы небольшие кровоизлияния или точечные некрозы — мы говорим об ушибе мозга (контузии). В этом случае потеря сознания нередко продолжается много часов и выявляется выпадением или поражением функции нервов и групп нервов. В последующем — упорные головные боли, а в отдаленные сроки — ранняя гипертония.

     Изменения, происходящие в мозге людей, употребляющих алкоголь, нельзя расценивать иначе, как грубые анатомические изменения, которые ведут к ослаблению и выпадению отдельных функций мозга и к ухудшению работы всей центральной нервной системы.

     Изменения в веществе мозга вызываются тем, что алкоголь ведет к склеиванию эритроцитов. Чем выше концентрация спирта, тем более выражен процесс склеивания. В мозге, где склеивание сильнее (так как выше концентрация спирта), оно приводит к тяжелым последствиям. Дело в том, что диаметр мельчайших капилляров приближается к диаметру эритроцитов. И если в капиллярах произойдет склеивание эритроцитов, они закроют просвет капилляра. Снабжение мозговой клетки кислородом прекратится. Такое кислородное голодание, если оно продолжается 5 — 6 минут, приводит к гибели, то есть к необратимой утрате мозговой клетки. И чем выше концентрация спирта в крови, тем интенсивнее процесс склеивания и тем больше мозговых клеток гибнет. Поэтому каждый прием алкоголя сопровождается гибелью клеток в количестве тем большем, чем сильнее опьянение.

     Длительное употребление алкоголя приводит к перерождению и атрофии тканей и органов, которое особенно резко и рано проявляется в мозге. Вскрытия «умеренно пьющих» показали, что в их мозгу обнаруживаются «кладбища» из погибших корковых клеток (В.К. Болецкий. Тезисы научной конференции по патологической анатомии психозов. М., 1955, с. 106 — 107).

     Изменения структуры головного мозга возникают уже после нескольких лет употребления спиртного. Были проведены наблюдения над 20 пациентами в Стокгольме. Младший из них употреблял алкоголь в течение 7 лет, остальные — в среднем в течение 12 лет. У всех обследуемых установлено уменьшение объема мозга (как говорят, «сморщенный мозг«). У всех обнаружены явные признаки атрофии мозга. Изменениям подверглась кора головного мозга, где происходит мыслительная деятельность, осуществляется функция памяти и т.п. У пациентов изменения были обнаружены и в других участках коры. Все 20 подвергались также психологическим тестам. У них отчетливо проявилось снижение мыслительных способностей.

     В народе давно подмечено, что у людей, употреблявших спиртное (даже если они потом бросили пить), часто появляется раннее, так называемое «старческое» слабоумие. Это объясняется тем, что у таких людей происходит быстрое разрушение клеток головного мозга, от чего деградация умственных способностей у них может наблюдаться в раннем возрасте. Нервные клетки начинают разрушаться очень рано, в результате чего после 60 лет у человека обычно снижаются мыслительные способности.

     У людей с выдающимися умственными способностями нервных клеток много больше, поэтому они и в 70, и в 80 лет (а И.П. Павлов и в 86 лет) по уму выше окружающих. Зато у пьющих разрушение идет много быстрее, поэтому резкое снижение умственных способностей наступает у них даже раньше 60 лет (раннее «старческое» слабоумие).

     Следовательно, если среди населения широко распространено употребление спиртных напитков, то будет иметь место и поголовное «оглупление» народа. Этот процесс еще усиливается из-за появления большого процента дефективных и умственно отсталых детей, родившихся от пьющих родителей.

     Многие люди стремятся все зло, причиняемое алкоголем, относить к алкоголикам. Мол, это алкоголики страдают, у них все эти изменения, а мы — что? — мы пьем умеренно, у нас этих изменений нет. Необходимо внести ясность. Попытки отнести вредное действие алкоголя только к тем, кто признан алкоголиками, в корне неверны. Кроме того, сами термины: алкоголик, пьяница, много пьющий, умеренно, мало пьющий имеют количественное, а не принципиальное отличие. Поэтому и изменения в мозгу носят у них количественные, но не качественные отличия.

     Некоторые считают алкоголиками только тех, кто «допивается» до белой горячки. Это неверно. Запой, белая горячка, алкогольный галлюциноз, галлюцинаторное слабоумие пьяниц, алкогольный бред ревности, корсаковский психоз, алкогольный псевдопаралич, алкогольная эпилепсия и другие — все это последствия алкоголизма. Сам же алкоголизм — это любое потребление спиртных изделий, разрушающих здоровье, быт, труд и благосостояние общества.

     Если мы спросим любого, что называется, беспросыпного пьяницу, считает ли он себя алкоголиком, он ответит категорически, что он не алкоголик. Его невозможно уговорить лечиться, хотя все окружающие стонут от него. Он будет уверять, что пьет «умеренно» (кстати сказать, это самый коварный термин, за которым укрываются алкоголики).

     Если бы кто-нибудь устно или в печати начал пропагандировать «умеренное» употребление гашиша или марихуаны или предложил бы учить детей с ранних лет «культурно» принимать хлороформ, что бы мы сказали об этом человеке? В лучшем случае мы бы решили, что это сумасшедший, которого надо поместить в психиатрическую больницу. В худшем — что это враг, который собирается причинить нашему народу неисчислимые бедствия. Почему же мы не помещаем в психиатрическую больницу или не сажаем в тюрьму тех, кто на всю страну пропагандирует употребление с ранних лет алкоголя — такого же наркотика, который по своему вредному влиянию не отличается от хлороформа?

     …Упадок нравственности выражается также в равнодушии пьющих к обычаям и долгу, в их эгоизме и цинизме. Надо при этом заметить, что самые малые отклонения от требований общественной нравственности очень опасны и легко приводят к тяжким преступлениям.

     Упадок нравственности ярко выражается в потере стыда. В целом ряде научных документов доказывается, что потеря стыда в обществе происходит параллельно с развитием алкоголизма в стране, наглядно показывается великая охранительная сила стыда и большая опасность такого яда, как спиртные изделия, которые обладают избирательным свойством понижать силу и тонкость этого чувства.

     К числу неминуемых последствий упадка нравственности относится увеличение лжи, уменьшение искренности и правды. Утрату стыда и утрату справедливости народ связал в неразрывное логическое понятие бесстыдной лжи: ложь потому и возрастает, что человек, потеряв стыд, утратил вместе с ним важнейший нравственный корректив правдивости в своей совести.

     В документах, освещающих период нарастания пьянства в нашей стране в период акцизной системы продажи алкогольных напитков, убедительно показано, что параллельно нарастанию пьянства возрастала и преступность. В числе других преступлений количество лжеприсяг, лжесвидетельств и ложных доносов возрастало из года в год более быстрыми темпами, чем ряд других преступлений.

     О потере нравственности и стыда говорят также цифры более быстрого роста преступности женщин по сравнению с ростом преступности мужчин.

     Между тем стыд не только держит в известных границах физические проявления, но является одним из основных начал нравственной жизни человека, делая его чутким к мнению других и охраняя от всего, что постыдно в нравственном отношении.

     Это состояние прекрасно понимал Лев Николаевич Толстой. В своей статье «Для чего люди одурманиваются» он пишет: «…Не во вкусе, не в удовольствии, не в развлечении, не в веселье лежит причина всемирного распространения гашиша, опиума, вина, табака, а только в потребности скрывать от себя угрызения совести… Трезвому совестно то, что не совестно пьяному… Если человек хочет сделать поступок, который совесть воспрещает ему, он одурманивается. Девять десятых преступлений совершается так: «Для смелости выпить»… Мало того, что люди сами одурманиваются, чтобы заглушить свою совесть, зная, как действует вино, они, желая заставить других людей сделать поступок, противный их совести, одурманивают их, чтобы лишить их совести».




Материалы на эту тему:
Видео-лекции профессора Жданова
Литература об алкоголе и других наркотиках, статьи академика Углова

Назад в раздел ЛИТЕРАТУРА