Повторный цикл

Во много раз безопаснее съесть пельмени из крысиного помета, чем есть ту импортированную из США и Англии пищу, которую продают в наших центральных магазинах: говядину, свинину, курятину.

Заокеанские животные, мясо которых мы едим, выкормлены адской смесью несвежих внутренностей скота, куриных перьев, перемолотых со своей шкурой бродячих псов и кошек, крыс и диких животных, личинок мух и глистов, прочей заразы с токсинами, щедро сдобренной для дезинфикации ядами. Именно так — наживы-копеечки ради — кормят животных в практичных США и Англии.

Всегда обращалось внимание на чистоту разделки животных, попадающих на человеческий стол. Хотя лучше потребителю и не знать, как делают колбасу, поскольку узнав это, он без спазма в желудке смотреть на нее больше не станет.

Но разделка туши — лишь показуха, не имеющая никакого значения. Стерильность халатов живодеров и чистота бойни не гарантирует качества мяса, ибо животное росло не в прошлом столетии на альпийском лугу, а в скупой тесной ферме фермера в США и Англии, питаясь при этом отнюдь не естественной пищей лугов — что дорого для алчных американцев, а исключительно коктейлем помоев и падали, который производят для них американские заводы повторного цикла.

Никто не интересуется тем, что именно поедают животные, мясо которых американцы и англичане продают в другие страны (только одну британскую говядину постоянно едят более миллиарда человек, среди них — и жители Белоруссии, Украины и России). Никому и не дают этим интересоваться, потому что существует достаточно мощный клан производителей-экспортеров США и Англии, зарабатывающих на повторном цикле огромные деньги . Однако мы полагаем, что человек имеет право узнать наконец, что именно он покупает в мясных магазинах.

По официальным данным, из ежегодно производимых в США в восьмидесятые годы 7,9 миллиардов фунтов мясной и костной муки, кровяной еды и еды из перьев 34 процента использовались в производстве корма для кошек и собак, 34 процента в кормах для птицы, 20 процентов в корме для свиней и 10 процентов в кормах для рогатого скота и молочного производства. Таким образом, 66 процентов токсичных продуктов повторного цикла попадает на стол человека. Проблема не только и не столько в том, чем мы кормим своих домашних любимцев, проблема в качестве мяса и молока, которое съедаем мы сами.

Эпидемиологи, основываясь на объективных данных о том, что зараженное английское мясо периодически употребляли в пищу более миллиарда человек, высказали прогнозы, что уже в 2003 году — к наступлению конца скрытого периода болезни — от "коровьего бешенства" будет заболевать по несколько миллионов человек ежегодно. В том числе, в России, Белоруссии, Украине.

 

КЛАДБИЩЕ ДОМАШНИХ ЖИВОТНЫХ

В достаточно свободной прессе США и Англии статьи на подобные темы берется печатать не всякое издание, потому что реальна и велика вероятность нажить себе врагов в стане производителей продуктов повторного цикла. Однако, хотя и можно повсюду найти немало случаев травли журналистов, ученых и общественных активистов, обеспокоенных тем, что коммерческая пища для домашних животных (кошек и собак) и скота, птицы (которые затем становятся основой для мясных продуктов, предназначенных для потребления человеком), содержит смесь гнилых внутренностей животных и чрезвычайно опасные токсины, такие статьи всё-таки печатаются, а к ним прислушивается общество. Недавно подборку публикаций на эту тему поместил американский журнал "NЕXUS".

Энн Мартин, канадская активистка защиты животных, в статье "Правда о кошках и собаках" аргументированно доказывает, что пища для домашних кошек и собак, производимая в США, состоит из самих кошек и собак и содержит — как сбитых автомобилями на дорогах (их тушки собирают и отдают в мясные комбинаты), так и уже померших своей смертью, либо сданных владельцами на усыпление. Хотя ворочающая миллиардами долларов мясная промышленность повторного цикла обещает на упаковках сухого корма "полную и сбалансированную диету", в действительности продукты повторного цикла непригодны для потребления, а годны только для помойки.

"Растительный белок", основа сухой собачьей пищи, включает один мусор: бесполезные отходы переработки пшеницы и соевых, рисовую шелуху, арахисовые оболочки (определенные как "целлюлоза" на этикетках питания для домашних животных). Сей продукт не только пуст по содержанию полезных веществ, но ещё и вреден, так как всегда включает мясо умерших от болезней животных, зараженный материал из боен, фекальные массы, мясо сданных на усыпление кошек и собак, сбитых на дорогах зверьков и перья птицы. В состав продукта для собак и кошек входят также отходы мясной промышленности, считающиеся "непригодными для человеческою потребления" и вторичными в производстве колбас, ветчины и прочих продуктов — порченые гниением туши скота, погнившие шкуры, испорченный жир, прочая падаль.

Энн Мартин сообщает, что только один небольшой завод в Квебеке перерабатывает 10 тонн собак и кошек за неделю. Она посетила в Квебеке министерство сельского хозяйства, где ей заявили, что на этом и других подобных предприятиях "мех не удаляется с тушек собак и кошек" и что "мертвые животные варятся вместе с внутренностями, костями и жиром при температуре в 115' С 20 минут". Использование кошек и собак для питания кошек и собак в США и Канаде разрешено властями, но не афишируется. Разрешен и экспорт во все страны мира, в том числе в Россию и государства СНГ.

Реклама корма домашних животных в США и Канаде (последние годы и на российском телевидении) продвигает идею о том, что для сохранения домашних любимцев здоровыми их нужно кормить пищей фирм, производящих продукт по "научной формуле". Однако, как полагает Энн Мартин, вся эта реклама лжива от начала и до конца: такая диета влечет раковые заболевания, проблемы кожи, аллергию, гипертонию, почечную и печеночную недостаточность, заболевания сердца и болезни зубов. Мартин предлагает добавить ещё один пункт к многочисленным рекламным надписям и рисункам на продуктах сухого корма: череп и кости.

Канадская активистка защиты животных (с которой мы совершенно согласны), на наш взгляд, обошла вниманием этическую сторону проблемы. В животном мире, особенно у развитых млекопитающих, очень редко поедают себе подобных, а, напротив, оплакивают их гибель и относятся к их смерти почти по-человечески. Домашние животные обладают способностью — в сипу разума или преданности — стать членом семьи человека. Хозяин, заставляющий домашних животных поедать их сородичей — котов и собак (пусть даже в виде сухого корма), достаточно неприглядно выглядит и перед Богом, и перед своей совестью.

Кто-нибудь может рассуждать о том, что перемолотая костная масса безлика, состоит еще и из других компонентов, и может утверждать, что поедание кошкой кошки — нормальная вещь. Но тогда совершенно логично из таких рассуждений следует, что вполне можно добавлять в качестве составной части в котлеты и пудинги перемолотые останки невостребованных трупов из моргов — очень много пропадает человеческого мяса, на котором можно заработать деньги.

 

КАК ЗАМУЧИТЬ ЛЮБИМОГО ЗВЕРЬКА?

Ответ на этот вопрос знает американец доктор Венделл О. Белфилд, автор книг "Самая здоровая книга кошки" и "Как иметь здоровую собаку", его метод прост: кормите беднягу коммерческой пищей для домашних животных. Белфилд пишет: "Наиболее часто задаваемый вопрос на моей практике — "Какую коммерческую пищу вы рекомендуете?". Мой стандартный ответ — "Никакой". Ученый многие годы наблюдает непременные изменения в животных, питающихся из пакетов с сухим кормом: понос, возрастающий метеоризм, тусклый волосяной покров, частая тошнота и навязчивое чесание. Это — общие симптомы, связанные с приемом коммерческого корма, утверждает Белфилд.

Он пишет: "В течение семи лет я был ветеринарным инспектором мясной промышленности Калифорнии. Я пробирался сквозь кровь, жидкость, гной и кал, вдыхал зловонный смрад от пола в следах смерти и слушал смертельные крики животных, которых режут. До второй мировой войны большинство боен были объединенными, где домашний скот резался и обрабатывался в одном месте. Был отдел для разделки мяса, для обработки мяса в колбасу и отдел для переработки. После войны мясная промышленность стала более специализированной. Функции обособились, переработка отходов разделки стала отдельным департаментом в пределах юрисдикции федеральных мясных инспекторов и исчезла от общественного глаза".

Для того, чтобы предохранить негодные мясные остатки от возможности быть использованными для человеческого потребления, государственные нормы США требовали, чтобы мясо "было денатурировано" перед вывозом с бойни. В бытность доктора Белфилда ветеринарным мясным инспектором, он с коллегами денатурировал гнилые останки карболовой кислотой и креозотом. Оба вещества очень токсичные и опасные. Обработанная таким образом туша домашнего скота почти всегда далее перерабатывалась в мясную и костную муку для корма домашних животных.

Доктор Белфилд обращает внимание также на то обстоятельство, что усыпленным кошкам и собакам (которые, напомним, затем перерабатываются на корм) вводится после усыпления пентобарбитап — дабы трупы не подвергались разложению. Мяло того, добавляется в корм множество канцерогенных стабилизаторов для предохранения от прогорклости и прочих нежелательных эффектов, сопряженных с переработкой падали. Наиболее употребительные стабилизаторы ВНА (butylated hydroxyanisole и ВНТ (butylated hydroxytoluene) вызывают заболевания печени и почек. Костная мука часто содержит пропилен, гликоль этилен и свинец. Массачусетский Институт технологического анализа обнаружил, например, что кошка, съевшая девять фунтов коммерческого корма, поглотила больше свинца, чем количество, считающееся опасно токсичным для взрослого человека.

Доктор Белфилд также обращает внимание и на то, что мясо и костная мука из источников, не годных дня человеческого потребления, получили доступ в производство птицы. Это означает, что на вашем стопе могут появиться продукты сомнительного происхождения. "Помните об этом, когда жуете ножку цыпленка или индейки", — предупреждает доктор в том числе и москвичей, питающихся американской птицей. Солидарен с коллегой и Джон Экхауз, написавший книгу "Как собаки и кошки получают корм повторной обработки": "Каждый год миллионы мертвых американских собак и кошек обрабатываются вместе с миллионами тонн других материалов компаниями повторного цикла, конечный продукт (жир и мясо) служат в качестве сырья в тысячах разных сфер, включая косметику и корм для домашних животных". Но есть и те, кто склонен смотреть на положение дел спокойно:

Джеймс Моррис, профессор в Школе ветеринарной фармакологии в Дэвисе, Калифорния, сказал, что "любые продукты не годные для человеческого потребления, очень хорошо стерилизуются", а посему никакая зараза никому не передастся. На что цитированные выше американские ученые ответили: "Личности, которые делают такие утверждения, ничего не знают о мясе и связанном с ним бизнесе или знают достаточно, но представляют интересы заинтересованных компаний".

 

"ТИХАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ".

Гар Смит, репортер из Балтимора. назвал промышленность повторного цикла "тихой промышленностью", о существовании которой не знает общественность. Каждый год в США 286 предприятий тихонько избавляются от более чем 12,5 миллионов тонн мертвых животных, жира и мясных отходов. Некрофилический продукт ядами лишают запаха и по хорошей цене сбывают на стол счастливому в своем неведении обывателю Когда репортер посетил завод повторного цикла в Балтиморе, его любопытству не было предела. Он в тот день увидел, как в чаны для переработки трупов помимо прочих разрозненных частей тел неопознанных существ погрузили мертвых собак, кошек, енотов, опоссума, оленя, лису, змею и даже помершего недавно от какой-то болезни слона из детского цирка. Все было свалено ароматной кучей в чан — с шерстью, зубами, попорченными уже кое у кого потрохами и фекалиями. Вся эта трупная масса перемешивалась, колыхалась и совершенно невкусно казалась живой.

Как подсчитали, в среднем балтиморцы передают ежемесячно предприятию 1800 мертвых животных В 1996 году завод превратил 150 миллионов фунтов подгнившей плоти и кухонного жира в 80 миллионов фунтов коммерческого мяса, костной муки и желтого жира. Тридцать лет тому назад большинство отходов поступало на завод из небольших рынков и боен. Сегодня, благодаря распространению ресторанов быстрого питания, почти половина сырья — кухонный жир и жареное масло.

Как признался руководитель предприятия, мертвые домашние животные повторною цикла в Балтиморе — небольшая часть в общем объеме сырья, завод не любит рекламировать эту сторону своей деятельности: "завод обрабатывает этих животных в качестве общественной услуги, но не для извлечения выгоды". Руководитель предприятия также посетовал, что у домашних животных маловато белков и жиров, хотя очень много волос.

 

ТЕМНАЯ СТОРОНА ПОВТОРНОГО ЦИКЛА

Газета "San Francisco Chronicle" в феврале 1990 года опубликовала жуткое расследование о том, как болевшие множеством болезней и паразитами сдохшие собаки и кошки целенаправленно перерабатываются в США в мясные продукты для скота и птицы. Автор публикации, хотя и сохранял анонимность, был подвергнут гонениям, напуган угрозами расправы, часть фактических материалов, подготовленных для телевидения, была похищена.

Автор побывал на заводе повторного цикла. Вот его впечатления. "Сырой продукт" представлял из себя тысячи немытых и вшивых мертвых собак и кошек, а также головы и непригодные для использования прочие останки туш коров, овец, свиней и лошадей; были замечены автором тут также скунс и крысы. В жутчайшей жаре и среди чудовищного смрада кучи мертвых животных, казалось, жили своей жизнью после смерти: миллионы мух роились над ними. а их черви-личинки Буквально шевелили туши.

Двое нелегальных рабочих из Мексики со спрятанными от смрада в платки лицами загрузили "сырье" в глубокий стальной чан и включили гигантскую дробилку. Звук ломающихся костей и чавкающей давящейся плоти, как признался автор-очевидец, производит незабываемое впечатление. По сути, весь процесс сходен с приготовлением супа, а работа напоминает кухню. Главная задача — поддержать определенную пропорцию-рецепт между тушками домашних животных, сдохшим домашним скотом, отходами куриного производства и испорченными продуктами из супермаркетов.

Продукт режется в небольшие части, затем подвергается более тонкому измельчению. Далее блюдо готовится при температуре в 130 градусов по Цельсию в течение одного часа. Непрерывный цикл продолжается 24 часа в день, семь дней в неделю. В ходе процесса снимают всплывающий жир, а мясо и кости пережимают и высушивают, превращая их в порошок. Фильтры задерживают избытки волос и неудоболомаемые кости. Когда процесс завершен, остается только желтый жир, мясо и костная мука.

 

МЯСИСТОЕ МЕНЮ

Как объясняет "Американский журнал Ветеринарных исследований", это прошедшее повторную обработку мясо и костная мука используются в качестве "источника белка и других питательных веществ для диет птицы и свиньи и в корме домашних животных, а также для откормки скота и овец: жир повторного цикла тоже используется в кормлении животных как энергетический источник". Каждый день сотни перерабатывающих заводов на миллионах грузовиков развозят в Соединенных Штатах немереные тонны этого "продовольственного заменителя" на фермы по производству птицы и скота, по производству молока, на заводы по производству рыбы и на комбинаты по производству кормов, где этот ценный ПРОДУКТ смешивается с другими компонентами — чтобы выкормить миллиард животных, которых, в свою очередь, съест миллиард человек — из США, и в Европе, и в Москве.

Перерабатывающие предприятия по-всякому называют свой продукт, суть которого от этого не меняется, поскольку отходы как ни называй, отходами они и останутся. Популярны названия на этикетках помойных продуктов, ссылающиеся на какое-либо животное: тут не просто "мясная пища и мясной побочной продукт", но и некая "пища из птицы", загадочные "побочные продукты птицы", псевдокондитерская "рыбная мука", как бы "рыбий жир", желтый жир, просто жир, жир говяжий и жир цыплят. На самом деле во всех случаях это "мясной продукт" месива и "жир" месива.

Однако несомненной является и польза перерабатывающих заводов: они не дают заполнится американским городам гниющими трупами и спасают американцев от эпидемий.

 

СЕКРЕТ ФИРМЫ

Смерть — главный фактор в этом бизнесе, причем спрос в нем на компоненты подачи значительно превышает поставку сырого продукта. Эта сложная система продовольственной продукции рано или поздно должна была эволюционировать в истинный кошмар. Заводы повторного цикла неизбежно были обречены обрабатывать токсичные отходы.

Мертвые животные (сырой продукт) сопровождаются целым меню нежелательных компонентов. Пестициды и ДДТ — только их часть. Поскольку домашних животных обычно падают в чан с одетыми противоблошиными ошейниками, инсектициды проникают в месиво. Туда же попадают антибиотики из издохшего от болезней скота, там же оказываются препараты, которыми усыпляют домашних животных. Многими путями в это варево попадают и тяжелые металлы. Протухшее мясо из супермаркетов, цыплята и рыба прибывают в поддонах из пластмассы и завернутыми в полиэтилен. Ни у кого нет времени развертывать сотни тысяч упаковок. Так же никто не открывает зеленых пластиковых мешков, в которых доставляют от ветеринаров издохших домашних животных.

Эти подробности не интересуют министерство сельского хозяйства США. Главное — протестировать процент белка, фосфор и кальций на соответствие заявленному на этикетке. Проверки даже на содержание пестицидов и нескольких других ожидаемых токсинов либо вообще не проводятся, либо проводятся в неполном объеме, а полного анализа не проводится никогда. Почему? Не принято, нет указаний. В Калифорнии восемь инспекторов в данной области контролируют промышленность повторного цикла, которая кормит животных, выращиваемых в штате с 30 миллионами людей, и, помимо прочего, штат экспортирует эти "ценные" помои и мясо вскормленных ими животных в другие государства. Мало того, недавно предприятиям повторного цикла были переданы права самим регулировать свою деятельность.

"Американский журнал ветеринарных исследований" провел собственное расследование на типичном заводе повторного цикла в 1985 году и обнаружил в тушках предназначенных для переработки усыпленных домашних животных используемый для эвтоназии фенобарбитал натрий, не было найдено "фактически никакого разложения яда", и, кроме того, в продукте предприятия были обнаружены тяжелые металлы, пестициды и ряд канцерогенов, которые могут вызвать поголовный мор. Возможность отравления нашей пищи стала реальностью, резюмирует заокеанский автор.

 

ОТКРЫВАЙТЕ, ЭПИДЕМИЯ ПРИШЛА

О том, что поедание себе подобных у высокоразвитых млекопитающих вызывает смертельные заболевания, было известно и до создания в США и Англии бизнеса повторного цикла. Но это обстоятельство никак не помешало дельцам создать промышленность, основанную на поедании себе подобных. Давно известно заболевание Куру у дикарей, занимающихся людоедством или поеданием обезьян; быстро появляются признаки безумия, одна за другой отказывают жизненно важные системы организма, болезнь кончается мучительной смертью. Давно установлена связь между поеданием человеческого или обезьяньего мяса и развитием болезни. В ряде стран Африки, где негритянские племена занимались людоедством, запрет ритуального каннибализма привел к полному исчезновению этой болезни. Как свидетельствуют археологи и историки, в древности целые города и народы вымирали от того, что поедали себе подобных — людоедство неминуемо вызывает смертельную неизлечимую болезнь. Неслучайно и то, что запрет на людоедство существует во многих религиях мира. И этот запрет поедать себе подобных решили нарушить англо-американские дельцы — чтобы заработать на продаже трупов миллиарды долларов.

Болезнь Куру. как считают теперь ученые, является тем же самым заболеванием, что и "коровье бешенство", эпидемия которого потрясла Англию и, как ожидают, еще проявит себя миллионами больных людей и в Англии. и в США. и в Европе, и в России.

Эпидемия губчатой энцефалопатии крупного рогатого скота ("коровье бешенство") разразилась в Англии в конце 80-х годов и достигла максимума в 1992-93 годах. Вот статистика болезни: 1986 год — 12 случаев, 1987 — 461. 1988-3072. 1989-7627. 1990 -14371. 1991-25644. 1992-36 924, 1993 — 33574. Подавить эпидемию (она до сих пор протекает) удалось только полным уничтожением всего поголовья КРС, в том числе элитного молодняка, в тех районах, где отмечались даже единичные случаи заболевания.

Но гибель скота — только начало кошмара. Самое страшное стало происходить через несколько лет — с людьми, когда-то давно покушавшими этого больного мяса. Когда в Англии и Франции стали умирать от "коровьего бешенства" люди, общественность охватило нешуточное беспокойство. Исследования ученых показали, что болезнь неизлечима и приводит к смертельному исходу. Что скрытый период заболевания для лю-дей составляет от 10 и более лет. а умершие в эти годы — только исключение из правил, составляющее доли процента от зараженных. За время скрытого периода патогены болезни методично, клетка за клеткой, пожирают и разрушают мозг до состояния губчатой, рыхлой массы, доводя больного до безумия и смерти.

Эпидемиологи, основываясь на объективных данных о том, что зараженное английское мясо периодически употребляли в пищу более миллиарда человек, высказали прогнозы, что уже в 2003 году — к наступлению конца скрытого периода болезни — от "коровьего бешенства" будет заболевать по несколько миллионов человек ежегодно.

Причину эпидемии среди английских коров ученые нашли еще в 80-х годах: употребление ими продуктов повторного цикла — переработанных внутренних органов коров. Так как коровы являются травоядными животными и не едят сородичей, то в природе "коровье бешенство" не встречается. Причиной эпидемии в Англии стала деятельность фермеров, которые дешевизны ради стали кормить скотину продуктами компаний повторного цикла.

Возбудитель болезни, как оказалось, не уничтожается при любой обработке падали в повторном цикле и представляет собой самый мельчайший из всех известных сегодня науке инфекционных агентов. Это, как мы думаем, некая непреодолимая преграда, заложенная Богом или Природой, не позволяющая высшим млекопитающим поедать себе подобных. За исследование приона в прошлом году была вручена Нобелевская премия Стэнли Прузинеру, доказавшему инфекционный характер "коровьего бешенства".

Зараза является молекулой. Ее назвали "прионом". Масса незаразных, полезных прионов находится постоянно в организме коровы (и человека — заражение человека от поедания говядины обусловлено тем, что его и коровьи прионы биологически близки). При поедании себе подобного организма чужие прионы входят в обмен веществ, начинают в нем работать, но — в силу своей чужеродности — не находят полезного места, а приобретают патогенные свойства и вызывают инфекцию, пожирая при том мозг. Удивительное в том. что эти прионы из съеденного тела сородича — даже в самых ничтожных количествах — начинают передавать нормальным прионам свою вредоносную суть, превращая здоровые прионы в губительные и переносящие дальше заразу.

Попадая со съеденным мясом сородича в желудок, чужие прионы легко всасываются в стенки кишечника, проникают в селезенку, потом по лимфатическим протокам устремляются в нервную систему и скапливаются в мозге. Там они и размножают болезнь, медленно съедая при этом мозг человека или коровы. Россия входит в пятерку основных импортеров британской говядины. Миллионы россиян сегодня имеют в своем мозге патогенные английские прионы, уже делающие в головах россиян свое черное дело — дырявят дырки. Через пять-десять лет для Смерти настанет время увидеть урожай и собирать плоды.

Больше всех в России ела зараженное английское мясо богатая Москва — даже больше жителей самого Лондона. И если в Лондоне правительственные программы опробуют методы, пусть еще не лечения, но хотя бы раннего выявления болезни (конкретный результат может дать только исследование тканей мозга, а эта операция опасна для здоровья и неприемлемая для массового применения), то о зараженных москвичах — спору нет — никто думать не станет. Сами думайте. И то, что шум вокруг этой эпидемии как бы утих в зарубежной прессе, говорит не о том, что болезни больше нет, а только о том, что скрытый период болезни занимает несколько лет, а пресса не может без горячих фактов постоянно подогревать интерес общества к проблеме. А болезнь никто не отменял, и никто отменить не в силах.

Зараженное мясо ели и в Минске, и в Киеве, и в Риге, и в Вильнюсе, и в Таллине. В меньших, чем в Москве количествах. Но читатели нашей газеты и в этих городах имели риск заразится этой заразой, проклятой Богом и Природой. Мало того, сам автор статьи вполне допускает, что мог употребить в пищу сосиски или колбасу, сделанную из британской гуманитарной или коммерческой говядины в названных городах, или мог купить саму эту говядину — на ней не написано, что она английская и зараженная смертельной болезнью. Поживем — увидим. Если поживем.

 

ЕСТЬ ИЛИ НЕ ЕСТЬ — ВОТ В ЧЕМ ВОПРОС

На самом деле такого вопроса нет. Потребитель, тем более отечественный потребитель, никогда не узнает, как был произведен тот кусочек мяса, который он собрался скушать. Данные об удручающем положении дел в США и Англии в вопросе соблюдения чистоты продукта отнюдь не указывают, что у нас это положение лучше. Оно, может, и хуже. Нет никаких рекомендаций в вопросе "какое мясо есть лучше" — исходя из его чистоты: нет рекомендаций и в том, чем кормить своих домашних животных. Если они ещё не умерли, кормите их тем, чем кормили раньше. Вот, пожалуй, единственный совет.

Печально, конечно, что нам приходится кушать переработанные останки кошки с ядовитым противоблошиным ошейником, сбитой где-то в Техасе пьяным автомобилистом, подобранной через неделю на автостраде, а потом скормленной курам, привезенным затем в Москву или Минск. Еще и в форме гуманитарной помощи. Однако тем самым мы как бы становимся ближе к Америке, больше понимаем ее дух и больше ценим — пусть даже поносом через свой луженый желудок. На этой оптимистической ноте мы и ставим точку.

Хотя совершенно непонятно, как это американцы плачут по своим помершим любимым собакам и кошкам, продавая со слезами их тушки в этот же день за несколько полезных карману долларов в местное мясное производство, а потом их же переработанных и едят всей семьей — вкусно и весело. С кубиками "Магги". Воистину дикари, упаси Господи…

Вместе с тем, значительная часть российских экологически чистых продуктов питания из-за целенаправленной политики или её отсутствия уходит на экспорт. Многие сельскохозяйственные предприятия разоряются, их продукция не выдерживает конкуренции с отравой, щедро дотируемой зарубежными правительствами и за взятки ввозимой в нашу страну. Когда-то самая развитая аграрная страна не только стала зависимой от импортного продовольствия, что само по себе преступление, но и ввозит опасные для жизни и здоровья продукты питания. Выход — усиление государственного контроля со стороны региональных и местных органов власти при открытости информации для широких слоев населения. Необходимо обязать каждый регион обеспечивать себя собственным продовольствием в определенной пропорции в зависимости от географического положения и климатических условий (для южных 80-90%, для северных — 40-60%), с назначением персонально ответственных. Импортировать только продукты, производство которых в стране — невозможно, приоритет — импорт недостающих видов сельскохозяйственной продукции из дружественных стран СНГ. Наконец, необходимо возбудить дела в отношении лиц, осуществлявших покупки опасной для здоровья людей продукции.

Источник: http://gramota.org.ru/povtorcikl.html

Назад в раздел ЛИТЕРАТУРА